Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

(no subject)

Я вот не очень понимаю нынешних сталинистов. Не всех, но многих. Я понимаю, когда Сталина призывают рабочие условного «Уралвагонзавода», люди труда. Или селяне, бывшие колхозники. Там все понятно и объяснимо. Люди хотят снова считаться гегемоном. Работать на государство, а не олигархов, посадить разных жуликов капиталистов. Хотят, чтобы все было по-честному и справедливо. Петуха красного подпустить кое-кому. Тут все понятно.

Чуть меньше я понимаю, когда за Сталина, коммунизм и даже репрессии агитируют, скажем, программисты. А среди них поклонников Социализма 2.0 как-то на удавление многовато. Они, программисты, себя почему-то считают людьми труда. Дескать, руками они работают, пользу приносят. Мне тут всегда хочется позвать настоящих людей труда, отстоявших у станка ночную смену, показать им сидящих в офисе пухлых и патлатых программистов и спросить, согласны ли те считать этих своими. Трудящимися, то есть. Мне думается, услышим много интересного.

Или вот сходил намедни на митинг. Там на подходе к празднику один молодой товарищ раздавал из фургончика красные флаги. Рядом висел здоровый потрет Сталина. Т.е. молодой камрад, видимо сталинист, мечтает о возвращении тех благословенных времен. Причем, менее всего он был похож он на трудящегося. Пухлый такой, с лишними минимум 20 килограммами, растительность на лице кудряво-клочковатая. Одет в клепанную косуху, козаки и кожаную ковбойскую шляпу. Спрашивается, нахрена ли ему Сталин? У него совсем атрофировалось чувство самосохранения? Он не понимает, что его же первого и раскулачат? Не меня, мутного либераста, а его? Я-то что. Я ночью сожгу галстуки, выброшу костюм, забуду иностранные языки, поменяю оправу очков (единственное что меня выдает) на толстую пластмассу и престану бриться. Переоденусь, как в старь, как с детства привычно, в кирзовые сапоги, фуфайку и шапчонку из искусственной цигейки. И уже к утру сольюсь с массами. Я же если сяду на лавочку хоть с грузчиками у магазина, хоть с токарями шестого разряда у проходной, засмолю беломороину, щурясь на солнышко, меня же ни одна собака не отличит от потомственного пролетария. Я же легко и с удовольствие поддержу разговор хоть о видах на урожай, хоть о ценах на комбикорма, хоть о тонкостях самогоноварения. И мат – мой родной язык, на котором еще с детского садика.

Я могу с надрывом, со скупой слезой, убедительно рассказать, как работал дворником, грузчиком. Как пахал на тракторе и убирал хлебушек на комбайне. На току работал. Полжизни на земле-матушке. Вот этими вот руками копал, полол, собирал, страну подкармливал. Я же председатель совета отряда, член комитета комсомола школы. Я же труды классиков до кровавых мозолей на пальцах конспектировал в общую тетрадочку, Манифест чуть не наизусть знаю, твердая пятерка по истории КПСС. Меня ночью разбуди – громко и с чувством от начала до конца спою и «Союз нерушимый» и «Гайдар шагает впереди».

А какие у «него» шансы? Он думает, что при Сталине карточки, колхозы и пятилетки будут отдельно, а он в своей косухе и кожаной шляпе отдельно? Или вон те хирурговские ночные шакалы. Они считают, что вот тут Гулаг, съезды и вопросы языкознания, а тут, параллельно, хайр, заклепки и Харли-дэвидсоны? И это никак пересекаться не будет?

Я вот всего этого не хочу, но я готов. Я или вон Домкратов войдем в новую жизнь, как рука в перчатку по размеру. А готов ли пухлый коммунист? Что он хочет, это ясно, а вот готов ли? Он думает, ему раздача флагов зачтется? Ага. Щас. По гамбургскому счету получаются только гамбургские петухи. Нет, там уже на первых порах развернется острая внутрипартийная дискуссия, по итогам которой его, возмущенно дрыгающего ногами и руками, потащат прочь с прицелом на десятилетнюю трудовую перековку, а я будут вслед вагону-теплушке, в котором он поедете поднимать Дальний восток, махать платочком в пятнах солярки.

Блаженны нищие умом, ибо их будет царствие колымское.

(no subject)

История — ряд выдуманных событий по поводу действительно совершившихся.

Меня всегда несколько озадачивает количество и накал срачей по поводу истории. Кого считать святым, кого злодеем. Кто что когда и где очерняет, отрицает и извращает. Иногда кажется, что дай только волю, и какое-нибудь Новодевичье кладбище превратится в олдскульную вечноразрытую теплотрассу. Каждую неделю кого-то будут выкапывать и с позором вбрасывать останки за забор, а уже через неделю трепетно собирать и снова хоронить, с торжественными лицами и под оркестр. Надгробия будут сносить, воздвигать и снова сносить. На погосте у кремлевской стены начнут ежегодно менять покойников местами, ранжируя согласно текущей политической ситуации, как ранее членов Политбюро на стендах.

Казалось бы, какая разница? Они все давно умерли, некоторые даже насовсем. Но такое чувство, что политические деятели в нашей стране только после смерти и начинают по-настоящему деятельничать и оказывать влияние на происходящее. Иногда даже хочется как-то довести тенденцию до предела, Сталина, например, внести обратно в Мавзолей и положить справа от Ильича. А чтобы как-то уравновесить – слева подоткнуть Новодворскую. Тем более, она тоже Ильинична. Считай, почти сестра. Сводная.

А можно ведь проще. Мягче и ширше. Вот, например, сейчас любой желающий за вполне подъемные деньги может выправить себе родословную. Там тебе любой каприз исполнят. Насуют в праотцы хоть дворян, хоть купцов-старообрядцев до седьмого колена. Понятно, что графский титул – это уже дороже, а если совсем денег не жалко, то доведут ваш род вплоть до Рюриковичей, герб нарисуют и гимн сочинят.

Круче всего конечно – это справить родословную не себе, а нарисовать гинекологическое дерево своему любимому лабрадору, доказав, что он является прямым потомком самой Кони. Но это уже реально ОЧЕНЬ дорого.

Вот я думаю и историю нужно так же писать. Под заказ. По индивидуальному проекту. Все равно, она у каждого своя.

Приходишь к специальному историческому нотариусу. Садишься с ним на пару деньков за закрытыми дверями, и вместе решаете, что и как в истории вашей Родины происходило. Можно брать готовые шаблоны (Сталин - тиран, Николай 2 - святой. Или наоборот) и хреначить из них по принципу LEGO, это быстро и дешево. Можно детальнее, с неоднозначными трактовками отдельных событий и деятелей. Сам выбираешь, что включить, что опустить. Кто достоин войти, а кто нет. Составляешь перечень поворотных событий. Войн, в которых мы победили. Даты слегка корректируешь, чтобы совпадали с семейными юбилеями. Иллюстрации подбираешь самые красивые и идейно выверенные. Потом всю эту лепоту тебе печатают в единственном экземпляре (плюс на электронный носитель), несешь домой и кладешь на почетное место, в красный угол. По вечерам читаешь вслух провинившимся детям и неосторожным гостям. Раз в год, скажем, историю можно подправлять. По мере смены приоритетов или по итогам просмотра научно-познавательных новостей по телевизору.

Высший пилотаж конечно потом объединить первое и второе. Т.е. собственное генеалогическое дерево органически вписать в историю страны. Вот один твой дальний предок плечом к плечу помогает Минину с Пожарским изгонять поляков из Москвы. Ну, или Минин с Пожарским ему помогают, это уже от ЧСВ зависит. Вот второй настукивает пальцами ритм на рояле Чайковского. Третий таскает за уши чумазого соседского мальчику-проказника Саньку Пушкина. Вот прадед помогает Ленину взобраться на броневик. Или напротив активно мешает, если вдруг Ленин из фавора выпал. Дед изобретает атомную бомбу и летит с Гагариным в космос.

И все. Каждый - эксперт с мировым именем, автор учебников и монографий, выдержавших десятки переизданий. Каждый ведет свой род с древнейших времен. У каждого куча знаменитых предков, которыми можно и нужно гордиться. Более того, очень и очень многие быстро окажутся близкими родственниками. Хоть по линии Рюриковичей, хоть по линии лабрадоров.

Все станут счастливые и благородные, станут уважать и любить друг друга. А история вместо ссорить и разобщать, наоборот объединит нас всех.

Историю как науку конечно немножко жалко. Но ей все равно хана.

Вангования псто

Многие вот спрашивают себя и других, почему рубль так круто падает, и долго ли еще это будет продолжаться. Отвечаем. Долго или нет, точно сказать сложно. Вопрос «почему» легче. Потому что, ТАК НАДО.

Вот представьте, упал бы рубль до отметки 50-55 за доллар. И все бы запомнили, что в начале года он был 33, а в конце стал 55. Вопросы бы возникли. Сомнения. Кто-то бы даже начал что-то подозревать. Либерастам всяким опять же козырь в их очернительской подлости.

А теперь вообразите другую ситуацию. Рубль падает хоть до 70, хоть до 100. Но в самый ответственный момент на сцене появляется Кормчий, стучит по столу кулаком, грозно шевелит бровями и вещает что-нибудь в стиле «я вас, блядь, предупреждал!» И доллар тут же отскакивает до тех же 55 рублей. Или до 70-ти, это если со ста. Тут не важно, откуда и куда, важно, чтобы НАМНОГО. И все уже помнят не про 33 в начале года, а про сто в его конце. Как говаривал другой штандартенполковник КГБ, люди всегда запоминают последнюю фразу.

И дискурс сразу меняется с либерально-оппозиционного на ура-патриотический. Все духовно-оскрепленные люди тут же начинают биться в угаре оргазма с криками «Видали?! Орел наш дон Рэба! Одной левой его, доллар этот!»

Результат в общем тот же, но есть нюанс, и он важен.

Или кормчий не просто постучит кулаком, но даже меры примет. Раскроет цепь, скажем, международных финансовых террористов-спекулянтов. Или еще круче. Отправит, например, правительство в отставку, внезапно прозрев. Покажет на них пальцем, сделает удивленное лицо, будто в первый раз всех этих людей видит, и объяснит, что он буквально на минуточку отвернулся, в поисках сакральности, а они эвон чего нагородить успели. Медведа объявят кулаком-вредителем и японским шпионом и, объявив благодарность, переведут на другую работу. Хотя бы и послом на Украину.

А на его место назначат, скажем, Грефа. Или Кудрина.
Collapse )

Моя бабушка Ванга

Когда я был маленький, меня принимали в пионеры. Все было чинно и благородно – белые рубашки, синие костюмы. Вечерний туалет советского школьника. Галстуки нам повязывали наши шефы из 7-го класса. Я конечно надеялся, что повяжет какой авторитетный хулиган, и тень его хулиганского авторитета перепадет и мне, но не свезло. Повязывала белобрысая девка, имени которой я и тогда не знал. Праздник был подпорчен, но не критично. Ведь новое качество и новый статус. Значок на груди уже не с мальчиком, но мужем!
Когда был Ленин лысенький с кудрявой бородой…

По завершении линейки я радостно принесся домой, чтобы, значит, поделиться. Мама была на работе, дома была бабушка (когда я был маленький, у меня тоже была бабушка!). Бабушка моя, надо сказать, иногда выпивала. И в тот день было это самое «иногда». Кривая, но в сознании бабушка увидела мой галстук, но вместо поздравлений, вдруг завыла в голос. «Ох, и дурак же дурак, ну дурак!» Я чуть на вновьобретенную пионэрскую жопу не сел. А бабушка продолжила. «Ой дурак, и дядька у тебя дурак! Он взял, дурак, в коммунисты вступил, ты – в пионеры! Вот придут…» тут она сбавила тон, но по смыслу понятно было, что придут таки немцы. «И пиздец вам!» - сурово закончила бабушка.

Короче бабушка почему-то не верила, что советская власть навсегда. Бабушка умерла в конце 1989 года, почти ровно 20 лет назад. Советская власть пережила ее ровно на два года.

Ждем предсказанного прихода немцев.