Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Обучение фотографии

39674678_2109883379024226_5821041108381073408_o

Вот думаю, а как бы, например, я стал учить фотографии? Ну если бы пришлось вдруг. Жизнь бы заставила. Как бы построил программу курса, скажем, по свету, с учетом того немногого, что я знаю о а) фотографии, б) педагогике и в) бизнесе.

Во-первых, я бы конечно максимально ушел от присущего большинству наших курсов «гуманитарного» подхода. Теория, история, философия, эстетика – это все прекрасно и замечательно. После их изучения выходишь просветленным и с огромным желанием немедленно творить шедевры. Но дальше начинаются проблемы. Первая же самостоятельная съемка расставляет тебя на свои места, и ты, вспотев и запарившись, с удивлением обнаруживаешь, что нихрена не выходит. Что все, что тебе рассказывали, либо уже забылось, либо невозможно воспроизвести.

Я бы сперва рассказал про силу света, которая обратно пропорциональна квадрату расстояния. Поставил бы модель, осветил лампочкой с расстояния метр, снял. Отодвинул лампочку на два метра, снял. Отодвинул на четыре, снял. Все результаты тут же транслируются на экран. Для доступности и наглядности. Чисто «теоретические», без немедленной и неизбежной демонстрации, занятия в портретной фотографии, с моей точки зрения – абсолютный нонсенс.

Дальше я бы объяснил про то, что свет бывает мягкий и жесткий. Это зависит, например, от расстояния. Берем любую насадку. Светим близко – получается мягче. Отодвигаем, свет – жестче. Два кадра – сразу выводим на экран рядом друг с другом и внимательно рассматриваем.

Collapse )

Ланфрен-ланфра

Вот в какой именно момент жизни я понял все о женщинах?

Я вам точно скажу. Это было 3 января 1988 года во время просмотра третьей серии фильма «Гардемарины, вперёд!». Там когда Анастасия Ягужинская делает свой окончательный выбор в пользу Белова.

Вы понимаете?!!! Вот с одной стороны Боярский.
Усы, шпага, Д’Артаньян, Ланфрен-ланфа, карьерный дипломат, бабки, положение, вот это вот все. Любит безумно. Жениться готов. В Париж ее зовет.
БОЯРСКИЙ! В ПАРИЖ!!!
С другой – нищий студент мореходки в бегах от третьего отделения.
А она тут такая: "Иди спать, Сережа"...

Вот именно тогда-то и снизошло на меня озарение. Тогда-то я о женщинах и понял вообще ВСЕ. В том смысле, что не понимаю ничего и вряд ли когда-нибудь пойму.

31766098_1951142274898338_1094249021528080384_o

(no subject)

Был с визитом в Городке, где, значит, родился и вырос. Это рядом с Барнаулом - чуть на север, а там спросить. От пробившей ностальгии начал фотографировать все подряд – свой дом, подъезд, березки, речку Обь, садовые домики, лавочки какие-то, школу, гаражи, сарайки, кочегарку.

На кочегарке меня и взяли.

Откуда-то сбоку стремительно подскочил мужичок.

«Молодой человек!» - это он ко мне обратился. Я от такого сразу плечи то и расправил гордо.

«Молодой человек!» (тут я еще и грудь вперед и подбородок вверх) Вы с какой целью фотографируете котельную?

Безо всякой специальной цели, отвечаю. Красиво же. Вон труба, дым, кирпичики красочно кучкой, окошки с фанерными листами. Красиво!

Мужик чуть опешил, но сдаваться не спешил.

А вы кто? Продолжил он. Как вас зовут?

Я всегда люблю знакомиться с незнакомыми людьми, а потом разговаривать с ними разговоры. Но в этом деле обязательно соблюдение этикета.

А вас, говорю, как зовут?

Андрей – отвечает.

Здесь Андрей достает трубку и начинает набирать какой-то номер. Явно с целью доложить.

Тут я на себя-то посмотрел, как бы со стороны. Ба! Думаю. Все же приметы налицо – и пуговицы нету у заднего кармана, И сшиты не по-русски широкие штаны. А что за карты там у меня во внутреннем кармане, так даже подумать страшно.

«Стас!» начал Андрей доклад в трубочку. «Тут какой-то молодой человек (я от гордости еще и подрос в этот момент на пару сантиметров), высокий такой, в очках (я согласливо кивал – описание было вполне точным, хотя и кратким) фотографирует котельную. Не знаю… Вот фотографирует.

На этом месте Андрей потерял бдительность и пошел понемножку в сторону котельной. Мужчина, хотел крикнуть я. Кто ж так шпионов то ловит? Вы меня за руку хватайте и держите цепко. Или даже заломите ее вот так сзади на замок. Я покажу как! Или хотя бы идите следом за мной и корректируйте погоню по тому же телефону. Дескать, идем на запад, у курятника тети Розы Шевченко повернули направо, и все такое прочее.

В общем подождал чуток. Сходил поснимал еще вызывающе гаражи, погреба и сарайки. Потом специально вернулся к котельной и там долго стоял с подозрительным видом. Андрея не было.

Жаль. Я ведь не успел передать привет тому Стасу, которому он звонил. Бдительный Андрей, наверное, очень бы удивился, когда его начальник Стас
стал бы вдруг жать руки и обниматься с высоким, молодым (!!!!!!) шпионом в очках. С которым они жили дверь в дверь во втором подъезде, и заседали сперва на соседних горшках, а потом так и в совете пионерской дружины.

Портретная фотография - свет

С техникой все просто.

Со светом все одновременно и просто, и сложно. Освоить какие-то базовые вещи – не ракетная наука, и по силам разобраться даже самому. А вот совершенствоваться затем можно всю жизнь. И даже нужно.

Учиться свету можно либо на курсах, либо самостоятельно.

С курсами у нас в стране есть проблема. За все не скажу, только за свой небольшой опыт. Фотографию у нас преподают гуманитарно. Т.е. много разговоров, показов фотокарточек (часто не заранее подобранных, а тут же на месте, разыскиваемых в интернете), экскурсов в историю и философию. Выходишь оттуда просветленным и с огромным желанием немедленно творить шедевры. Дальше начинаются те самые проблемы. Потому что на курсах преподаватель свет тебе поставил, подправил, подкрутил, ты только кнопку нажал и уверился в собственной гениальности. На первой же самостоятельной съемке, вспотев и запарившись, с удивлением обнаруживаешь, что нихрена не выходит. Что все, что тебе рассказывали, либо уже забылось, либо невозможно воспроизвести.

Вот если бы я был, к примеру, преподавателем, как бы учил? Я бы учил не философии и даже не отдельным приемам, я бы учил логике работы со светом.

Я бы сперва рассказал про силу света, которая обратно пропорциональна квадрату расстояния. Поставил бы модель, осветил лампочкой с расстояния метр, снял. Отодвинул лампочку на два метра снял. Отодвинул на четыре, снял. Все результаты тут же транслируются на экран. Для доступности и наглядности. Чисто «теоретические», без немедленной и неизбежной демонстрации, занятия в портретной фотографии, с моей точки зрения – абсолютный нонсенс.

Дальше я бы объяснил про то, что свет бывает мягкий и жесткий. Это зависит, например, от расстояния. Берем любую насадку. Светим близко – получается мягче. Отодвигаем, свет – жестче. Два кадра – сразу выводим на экран рядом друг с другом и внимательно рассматриваем.

После чего прошелся хотя бы по основным насадкам: рефлектор, портретная тарелка, софт-боксы, стрип-боксы, октабоксы, сотовые решетки. Только основные, которые встречаются в большинстве студий (это важно). Понятно, что с демонстрацией. Один и тот же человек, снятый в той же обстановке, но освещенный разными насадками. Результаты немедленно на экран. Изучаем.

Показал бы источники света от разных производителей. Объяснил, в чем отличие. Что, например, Профото светит ровно, а у какого-нибудь Эленхрома температура света гуляет. И надо периодические делать снимок серой карты. Показал бы, как включать-выключать-регулировать и менять насадки. Тут бы все встали с мест и дружно потренировались. Заодно изучили, как работают синхронизаторы – такие, такие и вот такие (а они сцуко все разные).

Collapse )

(no subject)

Грань настоящего, подлинного хулиганства в моей школе проходила где-то по 70-71-му годам рождения. В нашем поколении настоящих хулиганов почитай и не было, а на тех, что моложе, так уже и вообще без слез не взглянешь. Мелкие какие-то, ссыкливые. Ни лихости настоящей, ни дури лютой, так… Миньоны. Нашего же единственного хулигана, которого мы холили и лелеяли еще с детского садика, в средних классах перевели в другую школу, здорово осиротив моральный климат, но параллельно на порядок повысив средние оценки по поведению и прилежанию. Нет, после школы конечно некоторые сели, но как-то бестолково, по глупости. А вот так, чтобы человек прямо с первого класса целенаправленно работал на тюрьму, со всеми положенным остановками от детской комнаты до малолетки, чтобы все педагоги были твердо уверены в его светлом будущем и даже по мере сил помогали, таких не было.

Хулиганы курили, как кажется с первого класса, в специальном отведенном месте за школой, а если перемена короткая, то прямо в елках напротив главного входа. Лазили по садам, сперва ограничиваясь фруктами и ягодами, через что получали огромную долю бесплатных витаминов и росли еще более здоровым и крепкими, а со временем добираясь до садовых домиков. Пить начинали в средних классах, сразу после чего переходили к активной половой жизни. Когда я наконец уже в пятнадцатилетнем возрасте первый раз явился на дискотеку пьяным, обрадовались как родному. Похлопали по плечу, сказали, что наконец-то, мы в тебе тут даже сомневаться начали. Как так? Уже 15 лет, здоровый лось, а не пьет. Не порядок.

Где-то между алкоголем и сексом хулиганы обзаводились мопедами. Где они их брали, для меня до сих пор остается загадкой. Мопед стоил приличных денег, родители тут явно были не при делах, а начинающаяся криминальная карьера таких денег приносить еще не могла. К концу школы хулиганы уже гоняли на настоящих мотоциклах. Прав у нас в городке ни у кого не было, включая взрослых, мотоциклы никто и никогда не регистрировал, поэтому номеров у них тоже не было. Зато раз в год приезжали на традиционную облаву гаишники. Их приезд можно было угадать по раздающемуся со всех сторон реву двигателей и вою сирен. После дня безуспешных гонок по улицам и окрестным лесам, гаишники уезжали несолоно хлебавши, чтобы вернуться через год. Ну не было у них шансов против реальных пацанов, которые тут знали каждую тропинку и кочку. Но традиция!

Ни имен, ни фамилий у хулиганов не было. Они от них торжественно отрекались при приеме в хулиганы. Звали хулиганов красиво. Демон, Батя, Писотя, Синий, Казбек. Мне с моей жалкой кличкой Дуче (от Мусолнини) ловить было нечего. Особенно круты были хулиганы с кличками Махно и Петлюра, которые обе позже оказались их настоящими фамилиями.

Махно собственно и был этаким переходным звеном между хулиганами конца 70-ых и их предтечами, которые к тому времени уже выросли и даже обзавелись семьями, но о которых подобно древнегреческим героям слагались песни и легенды. Предтечи съехались в городок в конце 60-ых, сразу после его основания, в основном из деревень или частного сектора в городе, который был по сути той же деревней. По приезду они осмотрелись и поняли, что включены в интересную игру, придуманную стариком Дарвином, которая называлась естественный отбор. Конкурировали аллели самого городка, Гоньбы, Березовки, Заимки и Нахаловки. Расширенный фенотип городка победил. Новый вид Хомо Хулиганус оказался крепким, жизнеспособным и сожрал конкурентов подчистую. К концу 80-ых, когда я вступил в пору половозрелости, трупы образовывались уже совсем редко. Наступали вегетарианские времена, оттепель.

Be Careful What You Wish For

Года полтора назад в рамках односторонне-заочной полемики с Юлей Латыниной я, помнится, написал пост про дворников. Цитата:

А я так думаю, что любой москвич, который выглянет во двор и увидит там не студента, не пенсионера, а таджика, должен прийти и проголосовать ЗА действующую власть. Знаете почему? Потому что любой москвич сейчас может в любой момент выглянуть в окно и увидеть там дворника. Если однажды он не увидит там таджика, он там не увидит вообще никого. Потому что если этот любой москвич надеется увидеть там студента или пенсионера, то этого любого москвича к выборам вообще допускать нельзя.

Меня тогда в комментах чуть на ленточки для бескозырки не порвали. Указали снисходительно на мои неправоту, поверхностность, глупость и общее непонимание жизни.

Нынче же мечта нашей всеобщей любимицы начала наконец сбываться. Перелетные дворники с наступлением холодов потянулись на юг. Жизнь резко наладилась. И теперь каждое утро, прыгая по сугробам, скользя по льду и весело шлепая по лужам, я внимательно кручу любознательной головой по сторонам. Высматриваю обещанных мне крепких студентов и румяных пенсионеров, которые таились по темным углам с метлами и лопатами наперевес. Которые только и ждали исчезновения таджиков, чтобы сразу выскочить на простор и азартно приняться за расчистку снега и наведение порядка. Пока тщетно.

Вот так всегда: ходишь, ходишь в школу, а потом - бац! - и вторая смена

Вот так покупаешь дорогую технику, читаешь умные книжки, летаешь в экзотические страны, сидишь подолгу в засаде, «работаешь кадр», тщательно выстраиваешь композицию… И никому твои усилия не упираются. А потом на выходе из туалета в родной Москве, одной рукой застегивая ширинку, другой жмешь на кнопку.
И 360 лайков.
Где, спрашивается, в жизни справедливость???

Capture



Гордый профиль, твердый шаг,
Cо спины - дак чистый шах!
Только сдвинь корону набок,
Чтоб не висла на ушах!..

Как правильно читать статьи про то, как правильно увольнять прислугу

Люблю срачи. Участвовать нет, а так да. Срач по поводу статьи «Как увольнять прислугу» вышел безусловно знатный. Как в лучшие времена гречкогейта или «Жены футболиста». На весь рунет и даже с захватом дальнего зарубежья. Но на круг какой-то не серьезный. С огоньком, но без должной аргументации. Сама дура. Рылом не вышли. Калашный ряд. Ширнармассы. Детские какие-то обзывалки.

А вопрос-то серьезный.

Одни, как Корпускула, справедливо отмечают, что статья в целом нужная. А то жопа есть, а слова такого нет. Непорядок. Т.е. раз есть прислуга, то надо как-то ее увольнять. Ну чтобы культурно и цивилизованно. Без ссылки в Сибирь, продажи в ближневосточные гаремы и глухих колодцев на заднем дворе. Другие утверждают, что Байбакова сама совок и хабалка. Что чья бы вагина, мычала. И они тоже по-своему правы.

Одни ловят Машу на каких-то «фактических» ошибках. Типа, что на файв-о-клок столовый сервиз не требуется, или что обращение к официанту «гарсон» во Франции уже устарело. Ловцы эти по сути те же «Маши», только черед их колонок еще не пришел. Другие выступают в стиле «бла-бла-бла, за что блять боролись?!!!» Зря что ли наши деды проливали кровь дедов людей, имеющих прислугу?

Еще другие, т.е. уже третьи (или пятые?), делятся, как именно они обходятся со своей прислугой. Ну не со штатом из трех дюжин человек, а, например, с приходящей раз в неделю уборщицей. Как будто это кому-то интересно кроме ФМС и налоговой. Спойлер (!) – обходятся они с ней вежливо и деликатно, как с равной. Эти третьи-пятые самые смешные. Даже сами того не замечая, они пытаются устроить писькомерное соревнование. С Машей же.

А вопрос, повторюсь, серьезный. Подхода требует вдумчивого. Если мы поймем, чем именно этот опус так всех зацепил. Взял за живого и крепко сжал. Заставил сраться целую неделю. Если мы поймем это, мы поймем что-то важное и о себе. И о жизни. И вообще. Или не поймем.

Я так думаю, что народ в своем возмущении прав. Как и положено народу. И, как и положено народу, правоту свою он не может полноценно выразить словами. Чтобы совсем без мата. Понимает, а выразить не получается. Вот и лезут кривые аргументы из серии «на себя посмотри». Так в чем же причины правоты народа и неправоты Маши? Их видится две.

Первое. «Царь не настоящий!»

Collapse )

Оттепель

Вот смотрю я на нынешнюю гонку запрещений и думаю. А что если разом взять и запретить вообще ВСЕ? С утра принять сразу в трех чтениях закон, в обед утвердить советом федерации, вечером подписать. Вступает в силу немедленно. Это не сложно – там ведь буквально и будет одно предложения. «В целях бла-бла-бла в Российской Федерации запрещается все». Дата. Подпись.

Закон будет опубликован в последнем номере «Российской газеты», потому что «Российская газета» тоже будет запрещена. Народ конечно припухнет и на всякий случай останется сидеть по домам, что конечно будет нарушением закона, потому что припухать и сидеть по домам тоже запрещено, но на это власть будет готова некоторое время смотреть сквозь пальцы.

А затем дума в рабочем порядке начнет все разрешать.

Разрешит «Российскую газету». Разрешит сидеть дома и припухать. Разрешит не сидеть дома и даже ходить по улицам, но на первое время не более чем по двое. Разрешит телевизор (не более двух каналов в одни руки). Разрешит краснодарские помидоры, турецкие лимоны и китайскую свинину. Кинофильмы из закрытого списка министерства культуры и политинформации в школах. Сами школы тоже разрешит. Разрешит блинные, пельменные, чебуречные и шаурму. Даже Макдональдсы разрешит при условии, что те будут готовить только пельмени, чебуреки и шаурму. Разрешит ходить на работу (а кое-кому даже получать зарплату), гулять до девяти вечера, посещать церковь. Разрешит обращаться в поликлиники при наличии справки от врача. Разрешит радио, автомобили и котиков. Разрешит… Ну в общем постепенно разрешит более-менее все, но вдумчиво и без суеты.

Процесс этот будет конечно долгий, но зато он на много-много лет гарантирует нам сплошную оттепель, либерализацию и непрерывный поток сугубо положительных новостей.

О бедном пиаре замолвите слово

В предыдущем посте вынырнула тема саморекламы. Дескать, негоже настоящему таланту заниматься маркетингом, который суть дьявольское наваждение, или тем паче пиаром. Тот у нас вообще нынче проходит по разряду половых извращений. И я, как обычно, имею сказать по этому поводу.

Я не знаю, откуда взялась сентенция про «талант сам дорогу пробьет». Это и раньше было не очень верно, а сегодня так и вовсе. Кладбища истории полны истинных талантов, про которых никто так и не узнал, и которые умерли в нищете и безвестности, потому что верили в эту хрень. Есть подозрение, что ее придумали как раз бездари в рамках конкурентной борьбы. Талант ведь часто не уверен в себе, сомневается постоянно, а не лажу ли я тут написал/снял/нарисовал? И всегда найдутся добрые люди, которые его в этом сомнении от души поддержат, дескать, действительно лажу. А если высунется на полвершка над общей массой, тут же обвинят в мерзком самопиаре. И талант устыдится, действительно, чего это я? Нехорошо-то как! Даже не заметив, что сами обвиняющие пиарятся просто в черную голову, используя для своего пиара в том числе обвинения других в пиаре. Не поняв, что его просто разводят.

А может, это пошло еще со школы. Там все друг друга знают, как облупленных. Кто отличник, кто троечник, кто умница, а кто бузотер и хулиган. И делать ничего не надо. Учишься на пятерки, хорошо себя ведешь? Все. Более чем достаточно. Заметят и оценят. Похвалят и поставят в пример. Грамоту дадут. Даже руку тянуть не надо. И это знают и понимают не только сами отличники, но и хорошисты, и двоечники, и мотают на ус. И так 11 лет. Потом еще лет пять примерно того же в институте.

Collapse )