Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Баня

32844711_1966932346652664_1368777678911438848_o

Я не люблю баню.

Лучшее в бане, на мой вкус, – это пиво между заходами в парилку. А парилка выступает как нагрузка к пиву, компании и хорошему времяпровождению. Потому что в парилке пар. Но есть просто пар, а есть пар АВТОРСКИЙ, который практикуют, например, в Сандунах.

Что такое авторский пар? Это когда парную сперва, как следуют, проветривают, а потом банщик хреначит на камни ведро воды. И все. Кожа у меня на теле начинает пузыриться и облезать, и я, обернувшись в простыню, бросаюсь на выход. Потому что я честный. Не то, что остальные посетители, которые сидят на полатях как манты в трусах и неискренне делают вид, что получают удовольствие. На авторский пар мы в Сандунах попадаем регулярно. Точнее всегда попадаем. Ходим же обычно часа на три, и там где-нибудь непременно этот авторский пар втиснут.

Collapse )

Поехали!

За лето загадочным для себя образом (не спрашивайте) посетил целых два раза ресторан Елены Чекаловой «Поехали», и что имею сказать по этому поводу.

Кухню, которую проповедует своим постояльцам Елена Чекалова, лично я называю «молекулярной». Это такое модное направление в современной кулинарии, когда берутся очень даже неплохие продукты и угандошиваются до состояния молекул. Вкус у такой еды получается интернационально-универсальный, нечто среднее между гидом Мишлена и школьной столовой середины 80-ых.

Я, например, в первый раз брал утку, а во второй баранину. Или в первый баранину, а во второй утку. Знаете, в чем между ними разница? Ни в чем. Нету ее, разницы. Оба раза приносят кусочек белка, который уже кто-то вроде бы жевал. Видно конечно, что приготовлено с тщательностью и любовью, что огромный труд во все это вложен. Что не НА! топором в лоб, ножом по горлу, и пока еще дрыгается, заднюю ногу уже вертят на гриле. Нет, тут люди старались. Они то мясо, может, неделю в травках вымачивали, пару дней мариновали, а потом сутки томили на медленном огне. А потом кто-то еще жевал, говорю, на кухне, в торопях, после поступления заказа.

Что еще довольно дико - пива нет. Причем нет его вот так демонстративно, я бы сказал, издевательски. Вместо честно написать, может быть, прямо при входе на картонной табличке «Пива Нет!». А то ведь они «пи-и-и-и-ва не-е-е-е-т, пи-и-и-и-ва не-е-е-е-т». Т.е. в меню оно у них есть, а по факту только бутылочное крафтовое. Что такое крафтовое пиво? Я не знаю. Я вчера прямо спросил у товарища своего в пабе Вайт Харт, в коротком промежутке между Сандунами и Аэросмитом. Спросил искренне, как я все всегда и делаю, что такое это ваше крафтовое пиво? Товарищ, который в пивах разбирается, пояснил, что это такое пиво, которое варится ограниченными партиями, как правило не мелких пивоварнях. А почему вкус у него такой говенный, спросил я опять же со всей прямотой. До потому что обычно говно и есть, не менее прямо отвечал мне товарищ. А тут, значит, 38-ая минута Широков, Смольников и Дзюба. Не успел еще поузнавать.

Collapse )

Непобедимый

В вагон метро заходит мужчина. Сильно после 50-ти и крепко поюзанный. Возможно, работник умственного труда. В пользу этой версии говорят очки, галстук и кожаный портфель на ремне чрез плечо. С другой стороны – крепкие, обветренные, мозолистые руки, но о них я расскажу чуть позже.

Мужик бухой в дрова. Он цепко хватается правой рукой за поручень, сразу так обмякая и наполовину повисая на ней, как-то ловко переместив центр тяжести тела в район коленей. В левой руке он не менее цепко держит черный пакет. Я недолгое время рассматриваю возможность уступить ему место, чисто из жалости. Но решаю воздержаться - сев, он скорее всего сразу вырубится и будет много часов гонять по кругу от одной конечной станции до другой. Плавали, знаем. А так есть шанс, что доберется до дому. Или куда он так спешит. Хотя шанс невелик.

Тут освобождается место рядом. Мужик некоторое время к нему примеривается одним полузакрытым глазом. Потом, чуть раскачавшись на руке, запускает себя вперед, разворачиваясь в воздухе жопой к сиденью. В полете его всего мелко ломает и колбасит. Портфель оказывается у меня на коленях примерно на половину, но я не возражаю. Мужик с минуту приходит в себя. Видно, что сидеть ему тоже крайне тяжело. Почти так же тяжело, как до этого было стоять. Подозреваю, если его сейчас положить, то и лежать он будет с огромным трудом.

Тут замечаю, что мужик меееедленно подтягивает к себе левую руку с пакетом, а правой начинает тот пакет щупать и шебуршать, пытаясь добраться до содержимого. Да ну нах! – не верю я. Ну не может же быть! МОЖЕТ!!! Сквозь пакет аппетитно проглядывает некая вкусная округлая форма. Пиво! Еще тщетно надеюсь я. Нет, не пиво. Початая бутылка «Путинки». Дальше я уже с чистым восхищением наблюдал за триумфом человеческого духа и волей к победе.

Примерно четыре остановки мужик пытается найти в поверхности пакета любые отверстия, чтобы добраться до заветного приза, в паузах крутя пробку на горлышке сквозь полиэтилен. Но не может, потому что глаза закрыты, и сил их открыть нет. Пальцы же слушаются плохо, срываясь и соскальзывая. И складывается такая картина - человек вроде как дремлет, а то и крепко спит, но руки его живут какой-то отдельной жизнью. Активной. Шевелятся, крутят, мнут, тискают. При полном неучастии в процесс головного мозга, на одних только рефлексах. Тут бы и безголовый цыпленок Майк позавидовал.

И вот эта борьба на ощупь занимает, как уже сказал, остановки четыре. Упорство и труд все же побеждают магическую головоломку «Пакет Рубика». На свет высовывается горлышко бутылки. Все еще цепкими, пусть и неуверенными, пальцами мужик начинает откручивать пробку. Но опять ничего не выходит. Во-первых, глаза по-прежнему крепко закрыты, голова спит, а мозг умер. А во-вторых (и главных) пробки на бутылке нет вообще. Там есть пластмассовое горлышко с таким бульбулизатором, которое скользит и крутится, на ощупь удачно изображая из себя пробку. Но чтобы это понять, надо открыть глаза, которые не открываются. Пат.

Тут и моя остановка подошла.

Пиво – это маленькая жизнь

А что справедливость в жизни есть, я понял, на четвертом курсе, когда прямо перед нашей общагой открыли пивняк. В смысле - пивной ларек, где через шланг в емкость клиента специально обученный пухлый человек наливал пенный животворящий напиток.

Три года до этого добыча пива по сложности и опасности напоминала «Приключения итальянцев в России».

Начиналось все с предложения «не я это предложил» и сбора средств в пользу страждущих от жажды. Затем нужно было найти неиспользуемую в настоящий момент емкость. В таком качестве обычно выступали 10-ти и 20-ти литровые пластмассовые канистры для бензина. Почему-то всегда красного цвета. Объяснения данному парадоксу нет у меня и до сих пор. Канистр было несколько и были они не то, чтобы чьи-то. Скорее это были переходящие канистры, оставленные нам в наследство предыдущими поколениями студентов. Многими. Был в них определенный накопленный с годами шарм. Намоленность даже. Как у дубовых коньячных бочек. Глядя на их пузатые, изрядно обшарпанные бока, было понятно, что они видели и пережили в этой жизни очень многое, если не все.

Иногда в путь снаряжался один гонец, которому отдавались деньги и наставления. Если дело было зимой, на него надевали специальные «пивные» валенки, самый теплый тулуп, лисью шапку и бараньи рукавицы. Ведь жуткие опасности могли подстерегать его уже на этапе выхода из общаги. Например, как-то раз, сидя на втором этаже и заметив, что пиво скоро кончится, отправили хорошего человека за новой порцией. А чтобы лишний раз не нервировать бабушку-цербера на вахте, по доброте душевной посоветовали Шуре (так его звали) прыгнуть с балкона. Второй этаж – и так не очень высоко, а плюс сугробы минимум метра на полтора под окнами. Он наивный и согласился. Только через полчаса сообразили, что находимся уже не на втором, а очень даже на четвертом этаже. Мигрировал незаметно. Выбежав на балкон, обнаружили внизу явные признаки экстренного приземления – глубокий отпечаток на снегу от крупного крепкого тела и два поменьше, с боков, от пустых канистр, а еще цепочку следов, уходящих в зимнюю морозную тьму.

В теплую погоду бывало, что и все вместе отправлялись. Так и веселее, и надежнее.

Пиво в разгар борьбы с алкоголем приобрело определенные трансцедентальные черты. Оно в принципе всегда было. Но где-то… Но не там, где мы. Т.е. всегда в разных местах и в разное время. Такое вот пиво Шредингера. Плюс у него была дурная привычка заканчиваться в самый неподходящий момент. Да и сама экономическая подоплека торговли пивом в конце80-ых – начале 90-ых вызывала определенные вопросы. Например, в некоторые точки пиво привозили не каждый день. Но там, тем не менее, был специальный работник, который получал зарплату и очень ответственно относился к своим обязанностям. Он приходил каждый день на работу и ждал пиво. Привезут или нет, он заранее никогда не знал, о чем честно и сообщал всем интересующимся. Они приходил и надеялся. Приходил и грустно ждал. А пива все не привозили. На следующий день он снова приходил и снова ждал. И снова надеялся.

Collapse )

One Bourbon, One Scotch, One Beer

Скоро Новый год ведь. И опять встает непростой вопрос выбора чего-то вкусного на стол. В будни все довольно просто. Пока внутри МКАДа - пью пиво и виски, как пересекаю его границу, перехожу на пиво и водку. Стройная логичная система, исключающая неожиданности и двойные толкования.

А в Новый год хочется чего-то необыденного, праздника какого-то, сюрпризов. Чуда. Потом конечно жалеешь о содеянном, о несдержанности своей, но каждый год все равно с разбега радостно прыгаешь на те же грабли. Обращаясь к собственному, опыту лишь только для того чтобы его проигнорировать.

Вот взять, к примеру, ром. Ром – это самый обманчивый напиток. Это фальшивая мечта о рае. О солнце, море, карибских островах, полуголых красотках. О морских просторах и свободе. Де факто же ром – это постоянно перекошенное от гадкого вкуса лицо, 15 человек на сундук мертвеца и одноглазый попугай на плече одноного пирата-алкоголика. Это жесткое похмелье сумрачным утром посреди вечной зимы. Это выглядывающий из зеркала утром мертвец, самый страшный из всех 15-ти. Ром в наших широтах это сплошной облом и разочарование.

Текила сегодня это циничный обман американских маркетологов. Лизни, выпей, кусни. Текила обещает буйные ночи, бум-ца-ца по модным кабакам и веселье до утра. Горячие распущенные красотки. А на деле все это превращается в неприличного размера счет, сонливое недоумение «какого *уя я тут делаю» и вялое отбивание от навязываемой тебе продажной любви. Причем по просто неприличным расценкам. Это запрос на томных мексиканских красавиц и получение потных усатых мексиканских мущщин. Текила в наших широтах это сплошной обман и разочарование.

Джин – напиток лично для меня вообще загадочный. Единственное, что он обещает, это мерзкий вкус. И слово свое крепко держит. Соотношение цена/вкус вызывают лишь обоснованные сомнения в душевном здоровье людей, которые его покупают. Джин это самый короткий и прямой путь к забытью и похмелью, напрочь минуя застолье и веселье. Джин придумали англичане, чтобы заглушать ещё более мерзкий вкус блюд своей национальной кухни.

Водка – это прямой впрыск энергии. Выпив водки, сразу же хочется куда-то бежать и что-то активно делать. Ухаживать за женщинами, плясать, драться, а также весело развлекаться остальными доступными способами. Потом резкая смена концепции, и сразу же петь грустные песни, тяжело подперев кулаком голову. Потом усугубив, снова бежать, радостно орать, играть в футбол и преферанс, драться. Потом снова песни. И так до самой отключки мозга. Некоторые считают, что вот тут, в самом факте отключки, и скрывается главная опасность. Это не так. Самое опасное – когда мозг включается обратно. С отключенным мозгом на встроенном автопилоте можно еще долго и успешно веселиться, а затем безошибочно найти путь домой. Я знавал людей, который из Сибири добирались до города Киева самолетами Аэрофлота. Там Женя Лукашин отдыхает. Резко же включившийся мозг перебивает работу автопилота. Ты смотришь по сторонам на абсолютно одинаковые дома в зимней темноте, на пустые улицы совсем без прохожих, на раскинувшееся на тобой звездное небо. Выдыхаешь пар в 20-градусный мороз. И понятия не имеешь, где ты, куда шел, зачем ты тут. Ты пугающе отчетливо понимаешь, что именно чувствовал тот ямщик в той степи.

Бехеровка – это такое обманчивое спокойствие. Ты пьешь, пьешь, пьешь, пьешь. С каждой рюмкой становясь все сильнее, умнее и красивее, при этом загадочным образом оставаясь совершено трезвым. А потом «хлоп» и ты не то что ходить, а даже сидеть уже толком не можешь. Да хрена сидеть – лежать уже тяжеловато.

Коньяк – это лотерея. На протяжении всех 90-ых и доброй части двухтысячных ты никогда не знал, получишь ли ты в стеклянной емкости просто смешанную с чаем водку или средство для снятия лака с ногтей, разбавленное для вкуса политурой. Дагестанский коньяк разливался энтузиастами в самом Дагестане, Осетии, всех окрестных регионах и половине гаражей ближнего Подмосковья, Армянский коньяк – в самом Дагестане, Осетии и на Люберецких полях аэрации. Французский – в самом Дагестане, Осетии и химлабораториях многочисленных НИИ. Поэтому я всегда больше предпочитал именно французский. Хороший «Наполеон» бодрил не хуже китайской водки. Пять звездочек после первой же рюмки превращались в десять. Плюс напиток вносил в жизнь здоровое оживление, сравнимое с русской рулеткой. Ничего не обещая, но надежно гарантируя цирроз печени еще задолго до сорока лет, либо досрочное попадание в печальную статистику Минздрава. Сейчас ситуация, наверное, несколько поменялась, но экспериментировать не тянет.

Разные локальные напитки типа чачи, узо и прочей граппы я даже не рассматриваю. Кратко их рецепт можно описать как «самая крепкая брага с наиболее мерзким из всех возможных вкусом». Я уверен, что придумали их все исключительно для привлечения туристов. Чтобы подчеркнуть общую нетронутость цивилизацией данной дикой местности и ее обитателей. Близость к природе, матери нашей. Потому что цивилизованный человек такую гадость пить ни за что не станет.

Виски же сочетает в себе некие намеки на мечту. О суровых мужчинах в шляпах и с сигаретами в зубах. Но без переборов и осуществимую. Он дает энергию почти сопоставимую с водочной, при этом сохраняя долю бехеровских ясности и спокойствия. К тому же, это чуть не единственный напиток, который можно не закидывать в рот стаканом, быстро запивая и обильно закусывая подступающую к горлу дурноту, а потом еще полчаса напряженно прислушиваясь к организму, а вполне себе посипывая мелкими благородными глотками.

(no subject)

В ежегодный заслуженный отпуск лично я то хотел в Европы. Но не в смысле географии, а то так и Болгария какая европой вдруг окажется или даже, упаси бог, Румыния. А в смысле культуры – выпить, там, винца, или пива, пожрать, понятно, вкусно… Замок какой посмотреть или церкву. Европа!... А жена хотела на море (вода, солнце, воздух, загар, мохито на завтрак). Что не удивительно – она у меня всегда на море хочет, даже зимой. В результате сошлись на Барселоне.

Сегодня ходил сдаваться. Еще на подступах к визовому центру заметил значительную толпу у входа. Расстроился. Подумал – очередь. Оказалось торговцы страховками. Навязчивые, сцуко, хуже нищих. Они в моем внутреннем рейтинге бесполезных профессий быстро переместились на второе место – между охранниками в торговых центрах и продавцами краденных мобильников.

Вся процедура ожидания в очереди, сдачи документов и оплаты пошлин заняла ровно 18 минут. Впечатлило.

Ждем-с. Надеюсь, дадут хотя бы на полгода. А то этих Шенгенов уже штук пять в паспорте, но все падла короткие. А так хочется иногда, встать с утра и, повинуясь капризу, беззаботно улететь на укиэнд куда-нибудь. В Европу. К пиву, вину, пожрать и замкам.

В общем, скоро, думается, поедем. Ну а там и отчеты начну помаленьку выкладывать.

Одиночество в сети

В серии ЖЗЛ на днях вышел очередной том - переписка Попутчицы с казаками. Просмотрел несколько текстов и скриншотов. Расстроился и удивился.

Удивило, что у них у всех ящики на Яндексе и Мейле. В предыдущем томе у Навального был на Джимейле, но то понятно – Госдеп, все дела. А эти - типа патриоты. Не очень понятно, почему бы не сделать в домене. Но это бы ладно, а почему они письма там же и хранят? Почему не поставить себе клиента на комп? Аутлук – мегавещь! Сделать переадресацию, а ящик чистить, как минимум, раз в неделю. Я политикой не занимаюсь, хакерам не интересен, но у меня этих ящиков есть везде. И ни в одном не наберется даже полсотни писем. Ну я старый параноик – у меня такая привычка с детства, когда я рвал, жег и ел еще бумажные письма. Причем делал перечисленное в произвольном порядке, чтобы невозможно было проследить систему. А эти все и оппозиционеры и запозиционеры – какие-то незамутненные. Будь на чеку, в такие дни подслушивают стены! Недалеко от болтовни и сплетни до измены. Ну теперь-то они все на измену плотно сели.

Размах я себе примерно представлял. Бюджет меня не впечатлил. У меня и поболе бывало. А вот расценки расстроили. Люди рвут очки, торгуют совестью, и все это буквально за копейки. Какой-то Фима, популярный «тренд-сеттер» (это, кстати, что за порода?) - 3 поста за 10 тысяч. Ма-а-а-ать! Ибиган – от 4 до 6 тысяч. Я на пустых бутылках больше заработаю. Хоть Радулова порадовала – по двадцатке берет. Но с учетом размера аудитории, тоже выходят копейки сущие. Причем в разных ведомостях фигурируют разные цифры. Есть подозрение, что участники карусели тоже с интересом ознакомились, сколько на них выделялось. И сейчас там у них происходит переоценка ценностей. Но в целом все это очень и очень печально. На дворе 21 век, а у нас все 1 банка варенья да 1 коробка печенья, как универсальная плата за все. Я бы за эти три тысячи Фимы «тренд-спаниеля» даже комп включать не стал.

Вот я, к примеру, вас, сподвижники, очень уважаю. И поверьте, никогда и никому не продам!

Дешевле чем по доллару.

Т.е. с учетом RSS-подписчиков минимум штука баксов. Но это только за рекламу чего-то хорошего и светлого. Пиво там, виски, фототехника. Или вот, раз уж у нас речь зашла, недавно сделал я заказ в интернет-магазине «Утконос». Так они такие молодцы! Такие молодцы! Они... Но об этом в другой раз... А за джинсу чего-то плохого (кола, водка, техника Самсунг) попрошу минимум по два бакса. А то и по три шестьдесят два.

У меня с детства жесткий принцип – никогда, НИКОГДА нельзя врать и воровать.

По мелочи.

Иначе, когда соврешь или своруешь по-крупному, тебе уже не будет доверия.

И очень жалко Попутчицу. Прямо видно, что девка крутится, старается, а вокруг сплошные лоботомы. От которых вреда больше, чем от врагов. Мало того, что тупые, так, похоже, еще и ленивые. На работу опаздывают, на обязанности забивают. А других-то и нету. Агентству не поручишь. Во-первых, нету у нас нормальных агентств. Деньги берут уже по-взрослому, а с результатами еще не все хорошо. Во-вторых, в этих агентствах сидят хомячки, которые в выходные шляются на Болотную. Нет им доверия. В общем, жалко ее. Несчастная она баба. Не для себя старается - для барыг, за долю малую. А тут еще хулиганы почтовый ящик спалили.

Зимние зарисовки

Опытным путем мы установили, что для достижения подлинной фотографической славы требуется снимать а) ню, б) закаты, в) котегов. С котиками пока напряженка, но нашлась одна зверушка-заменитель, по степени охреневшести, сравнимая с котегом, попавшим в цепкие деццкие ручки. Ну а очередную фото-серию мы начнем с «НЮ на закате».
Закат не очевиден из-за облаков, но ню, и считаю, прекрасно. Сперва этот снимок я назвал «Это Спарта Раша!». Враги на сайте предложили еще два варианта трактовки: 1) Рокки четвертый тренируется накануне боя с Иваном Драго и 2) очередной Путин демонстрирует очередной торс. Мы их грязные инсинуации отвергнем и наречем сей шедевр:
«Матрос. Железняк. Партизан».
This is Russia!

Collapse )