Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Грег Горман (Greg Gorman) - In Their Youth

Продолжаем про Грега Гормана.
Второй его проект (тоже ставший книгой) - In Their Youth. Что можно вольно перевести, как «их молодые годы».
В середине 80-ых Грег начал активно снимать юных и подающих надежды актеров. Сотрудничество со многими из них продолжалось годами, а некоторые стали, хм.. скажем так, известными. Сам по себе проект, с художественной, что ли, точки зрения, менее интересен. Зато любопытно, как постепенно выкристаллизовывался стиль самого Гормана. Ну и прикиды, прически – прямо физически чуешь дух 80-х и начала 90-ых.

81437759_2985142654831623_719757164993839104_o

Collapse )

Грег Горман (Greg Gorman) – FRAMED

Грег Горман (Greg Gorman) – один из моих самых любимых портретных фотографов. Про его творческий путь как-нибудь в следующий раз. Сегодня же для начала хотел представить проект FRAMED.
В 1982-ом году, когда Грег еще только начинал карьеру, хотя в портфолио у него уже были съемки для «Тутси» и «Лица со шрамом», к нему обратилась сеть оптик
L.A. Eyeworks для работы над рекламой. Идея был снять несколько знаменитостей в очках. Снимки (одни из первых подобных advertorials со звездами) публиковались на полную страницу в журнале Энди Уорхолла Interview. Более того, Энди тоже настоял, чтобы его тоже сняли для рекламы и даже специально прилетал за этим в Лос-Анджелес. Позднее сам Горман уже рекрутировал звезд, которых снимал для других проектов, предлагая им сделать несколько снимков в очках. В своих или чужих, со стеклами и без, в темных и обычных. И то, что началось как обычная кампания, превратилось в 30-летний проект и отдельную книгу.
Все снимки выполнены более-менее в одной манере – контрастный чб, один жесткий источник света (второй на фон, редко третий на волосы), нижние ракурсы, мощные композиции. Полностью проваленные тени. Короче, все, как я люблю.

80538838_2968935219785700_2361901128519516160_o
Collapse )

(no subject)

Вообще с наименованиями в последнее время творится нечто странное. За последний год стали называть в честь разных людей все. Т.е. натурально все.

Раньше как было? Летишь на Аэробусе 320, номер рейса такой-то, в аэропорт, скажем, Барнаула. Четко и понятно. Сейчас летишь на самолете имени О.Мандельштама в аэропорт именит Г.Титова, а улетаешь из него на самолете имени Н. Миклухо-Маклая в аэропорт имени… Пока еще просто Домодедово, слава богу.

Я так-то не против, только смущает, что все самолеты носят имена покойников, не все из которых умерли своей смертью. Далеко не все. А многим так и активно помогли. При турбулентности на высоте 10 километров это несколько напрягает.

А в метро уже обзывают поезда. Пока что "Яуза", "Русич" и "Ока". Но это явно лишь первый шаг. Второй – снова люди. В РЖД тоже начинали с Ласточек и Сапсанов. И вот уже в Адлер ты едешь на поезде «В.Тихонов», а скоро к нему прибавятся Михаил Ульянов, Любовь Орлова, Татьяна Самойлова и т.п. И в метро еще год-два и каждый состав будет носить чье-нибудь имя. И тебе будут про него напоминать на каждой остановке. «Осторожно двери закрываются. Состав имени В.Короленко, автора «Детей подземелья» отправляется».

Раньше имена носили только корабли. Товарищ Нетте, пароход и человек. Традиция была такая, понятная. Нынче – любая движимая и не очень техника, мосты, вокзалы, вузы и пр. тоже обзавелись. «Московский ордена Ленина и ордена Трудового красного знамени университет путей сообщения Императора Николая II» уже далеко не самый яркий пример.

Потом очередь дойдет до каждого сквера, каждого дома, каждого подъезда. Рейсовые автобусы, троллейбусы, тропинки в лесах и парках. Каждый ресторан или бар, каждая школа, детская площадка, и песочница в ней! Железнодорожный переезд имени Анны Карениной. Трамвай третьего маршрута имени М.А. Берлиоза. Обменный пункт валюты имени Никанора Ивановича Босого. Магазин вино-воды имени В.Ерофеева.

Расширим топонимику родной страны до самого последнего в ней уголка! История то богатая – писатели, музыканты, общественные деятели, политики, путешественники, военные, ученые. Чай не Америка какая. А если на что все же не хватило – смело называйте в честь Пушкина!

И, возвращаясь, к Домодедово. Думается, если этот, как его, Каменщик, назовет аэропорт чьим-нибудь «правильным» именем, то избавится от многих неприятностей. Если сам не может догадаться, чьим именно, пусть посоветуется с питерскими депутатами. Те подскажут.

(no subject)

Зашел на сайт Афиши и наткнулся там на статью про Довлатова. Если точнее, то на расшифровку разговора трех, видимо, умных и уважаемых людей, посвященного Довлатову. Я все фамилии не запомнил, я вообще лица плохо запоминаю, но одной из трех была некая Наринская, обозначенная скромно как «литературный критик». Мы сейчас не будем углубляться в коды специальностей по ОКСО, просто сделаем смелое гипотетическое предположение, что такая профессия действительно существует, и за нее даже платят деньги. Хотя это и звучит дико, я понимаю.

Так вот. В таком важном разговоре на актуальную сегодня тему не могли они пройти мимо Довлатов-гейта, разразившегося пару недель назад с легкорукого наброса Дмитрия Быкова, который как Карлсон – вентилятор всегда с собой. Кто не в курсе - Дмитрий высказал осторожную мысль в присущей ему безапелляционной манере, что Довлатов, возможно, не до конца гений, за что немедленно и был проклят на веки вечные всей прогрессивной общественностью. В рамках же рассматриваемой дискуссии больше всего в разоблачении наглого Дмитрия усердствовала эта самая Наринская по кличке «критик». Причем, начала она с чистосердечного признания, что статью Быкова конечно не читала, но это абсолютно не мешает ей того низводить и курощать. И даже складывалось местами впечатление, что они там втроем и собрались не о Довлатове поговорить, а попинать Быкова с безопасного расстояния, вне пределов досягаемости его пропеллера. Не дать ему залезть на некий виртуальный пьедестал, куда он явно прицелился, а все остальные критики и писатели противятся по мере возможностей, т.е. на смерть встали. Народная сказка про Быкова-Репку. Тянут-потянут, стащить не могут. Наши литературные критики они такие. Читателя, как субъекта или даже объекта отношений, в их вселенной не существует вовсе. Писатель – лишь повод для начала разговора. Больше всего времени, энергии и букв они тратят на разоблачения друг друга. Хорошо, люди все же культурные, не кулинары там, не фотографы, мата стараются избегать. Но накал страстей все равно такой, что бумага тлеет и монитор смрадно чадит.

Collapse )

Страшные сказки

Сходили вчера с женой на новый фильм «Страшные сказки». Много думали.

Как вы, возможно, знаете, настоящие европейские сказки сперва отредактировали и чуть смягчили братья Гримм, потом самих братьев отредактировали, а затем и тех редакторов тоже легонько поправили. И вместо сочного полусырого куска мяса уже много поколений детей жуют разваренные котлетки из хлеба. А тут, значит, настоящий олдскульный хардкор, каким он и задумывался.

Ниже будут спойлеры – убираю под кат, а кто собрался идти смотреть, лучше не читайте.

Collapse )

Отдельное спасибо прокатчикам, которые Tale of Tales перевели сдержанно «Страшные сказки», а не «Сказочная братва», как они обычно делают.

(no subject)

Я вот всегда стараюсь отделять автора от его произведения. Ну какая мне разница, кто там пил, кто ширялся, а кто бил жену? Если песня душевная, а книжка занимательная, то и никакой. А если песня/книжка - говно, так и тем более. И биографии по этой же причине не читаю. Тем более, что цель 99-ти процентов авто- и био- графий – возведение памятника отдельно взятому Д’Артаньяну посреди поля чудес в стране мудаков.

Раньше этот мой принцип было соблюдать конечно легче. Чтобы что-то узнать про кумира, нужно было приложить определение усилия. Пойти куда-то, поискать там, может быть, даже заплатить деньги. Интервью были редкостью. Если читаешь, скажем, на постоянной основе два журнала и полторы газеты, то получается хорошая, здоровая ротация – одно интервью раз в несколько лет. И ты соскучился, и кумир что-то новое и оригинальное придумал за истекший период.

Нынче не то.

Сегодня прилагать огромные усилия нужно уже для того, чтобы избегать кумиров. Чтобы спрятаться от них как-то. Они оккупировали радио, телевизоры, интернеты. Дают интервью, выступают с комментариями, пишут блоги. Фотки постят. А в такой ситуации просто неизбежно происходит склеивание автора и его произведений. Не получается уже, по крайней мере у меня, полностью разделять. И вот некий писатель начинает нести настолько дикую хуйню, что книжки его не то, что читать, а уже даже в руки брать не хочется. А на песне вот этого певца, сразу переключаешься на другую станцию.

Чтобы как-то ввести ситуация в управляемое русло, придумал для себя формулу. Как продолжение известного «не по чину берет» ввел во внутренний моральный оборот «не по таланту пиздИт».

Вот, например, Иван Охлобыстин. Я с его точкой зрения обычно не согласен почти полностью. Но, во-первых, он кажется довольно искренним, и в его выступлениях не ощущается столь обычного нынче запаха говна. А, во-вторых, выступает он не очень часто, что, с учетом однозначного и огромного таланта, вполне простительно. Никита Михалков времен до начала 90-ых мог позволить себе очень и очень многое. Нынешний же Никита Сергеич выигрышнее смотрелся бы глухо-немым. Или вот Прилепин. Честно скажу – не читал. И уже вряд ли прочту. Потому что по частоте и накалу несомой им хуйни, это должен быть писатель минимум уровня Достоевского. Что вряд ли. Про Лимонова какого-нибудь уже можно и не говорить. Несомая им хуйня по своим размерам обогнала талант еще в 90-ые, а с его переходом от простого метания говна к метанию говна за печеньки разрыв стал просто неприличным.

В противоположном лагере то же самое. Величина и ядреность хуйни, например, от Андрея Макаревича уже превзошли его талант периода расцвета конца 70-ых – начала 80-ых. А нынешний посторонний человек с тем же именем и смутно похожим лицом вызывает лишь недоуменное удивление. Или при взгляде, скажем, на Виктора Шендеровича тоже спрашиваешь себя, есть ли там вообще что-то кроме вот того самого.

С другой стороны, Шнуру, БГ или Евгению Миронову позволено, на мой скромный взгляд, практически все. И все простится.

Правда, встает вопрос, почему нас вообще интересует мнение лицедеев, певцов и писателей по удивительно широкому кругу вопросов, странно отличному от их основной деятельности. Но это уже тема для отдельного, тяжелого разговора.

Почему француженки не толстеют

Неторопливо и с чувством поедая на улочке Сен-Бенуа второй за поездку тартар, я понял, почему французы такие худые.

Выбросьте на помойку все эти вредительские книжки «Почему француженки не толстеют» и прочие псевдоинтеллектуальные рассуждения. Забудьте про якобы целебную силу красного вина, пользу трехразового питания, ранний обед и поздний ужин. Не верьте рассказывающему вам об «особом» отношении французов к жизни. Это все лоховство и разводилово. Слушайте лучше меня.

Французы не толстеют, потому любят есть.
Есть французы любят в кафе и ресторанах.
Вот поэтому они не толстеют!

Запишите себе где-нибудь. Пригодится.

Не очень понятно? Ну, хорошо, я поясню.

В подавляющей части французских ресторанов и кафе туалет расположен в подвале. В подвал почти всегда ведет узкая спиральная лестница. Когда я говорю «узкая», я не имею ввиду, что можно руками дотянуться до противоположных стен. Я имею в виду, что там даже тонкий человек пролезает с трудом. Средний человек – с большим трудом. Толстому же сходить в туалет - вообще без вариантов. Нет, вниз, наверное, можно чисто теоретически попасть, если очень приспичило. Вниз – проще. Всегда можно попросить других гостей заведения потолкать вас в спину. И даже где-то с разбега, всем коллективом. Персонал тоже обладает полезными навыками трамбовать ногами в прыжке, держась руками за перила или потолочные балки. Сила всемирного тяготения, в конце концов, тоже на вашей стороне. Вниз – можно.

Вверх нельзя.

Попав вниз, полный человек вынужден разыгрывать сценку «Винни-Пух в гостях у Кролика». Справив естественные потребности, ему остается только смотреть жалостливо на отблески дневного света далеко вверху, завистливо слушать смех гостей и звон бокалов, жалостливо плакать над своею пропащей жизнью. И так - неделю, две или сколько там понадобится просидеть в темном и сыром подвале, пока он не потеряет достаточно веса и объема, чтобы протиснуться по лестнице обратно вверх. На свободу он выходит уже совсем другим человеком. Расположенным к умеренности и регулярным занятиям спортом. Кому-то одной такой посиделки бывает достаточно, чтобы затем всю жизнь сохранять приличную форму. Кому-то могло потребоваться и несколько. А самые упорные – те просто вымерли. Причем давно. Их косточки еще прошлые поколения официантов собрали и тихо вынесли ранним утром на помойку. Все. Естественный отбор во всей своей красе и мощи. А вы – книжки!

Там же, где туалеты по какому-то недосмотру не в подвале, они все равно такого размера, что даже я протискиваюсь исключительно боком. Таким образом любой традиционный сортир во Франции – это ловушка, мышеловка. Мордушка на большую рыбу. Это фильтр, гарантирующий здоровое будущее целой нации. Простой, но гениально эффективный.

Collapse )

Страшная сказка на ночь

Много лет спустя это будет. А может, и скоро. Однажды черной-пречерной ночью услышит Виктор Янукович стук в дверь. Стук глухой и страшный. Откроет, весь дрожа. А там смерть его стоит! С косой!!!
- Ну здравствуй, Витя. А это я... Юля.

Повторное рассмотрение дела писателей

Продолжим!

Мне кажется, одна из главных проблем писателей-фантастов (не только их, понятно, но их особенно) заключается в том, что мир изменился. Будущее, о котором они писали, пришло. Правда, оно оказалось несколько иным, чем представлялось, но это проблема как раз не будущего. А они не только не желают принять произошедшие изменения, но даже признать их.

Действительность такова, что сегодня автор вынужден сам заниматься собственным продвижением. Это относится практически ко всем, за исключением, может быть, десятка топовых писателей, да и тем не помешает. Автор должен присутствовать в интернете, общаться на постоянной основе со своим фэндомом. РАБОТАТЬ с аудиторией. Т.е. вести как минимум блог, плюс аккаунты в паре социальных сетей, а желательно и собственный сайт.

«Обязан» ли это делать писатель? Нет. Но тогда ему надо понимать, что достойное вознаграждение будет несколько ниже. Издательствам заниматься всеми писателями, раскручивать их, рекламировать и продвигать, недосуг, ресурсов не хватит. Поэтому там, понятно, смотрят на популярность писателя как такового, самого по себе. Насколько он известен в сети, может ли мобилизовать большое число покупателей на свои книги. Если может, то при прочих равных, ему режим большего приоритета. От размера гонорара до сроков и количества выпускаемых книг. Т.е. если ко мне приходят Иванов и Петров. У Иванова постоянно обновляемый блог с десятком тысяч френдов и высокой посещаемостью, а у Петрова только талант, то кому я отдам предпочтение?

Да, может быть, это дополнительный геморрой. Не хочется этим всем заниматься, суетой и томлением духа, не хочется метать бисер, а хочется сосредоточиться только и исключительно на творчестве. Но… Кому нынче легко? А актерам нравится при выходе каждого нового фильма колесить по миру, отвечая на сотни одинаковых вопросов на десятках одинаковых пресс-конференций? Не думаю. Но ездят и отвечают. Неизменно вежливо и дружелюбно! Могут не ездить, то тогда будет меньше ролей и ниже гонорары. Пускай это не очень справедливо, не легко и т.п. и т.д, но таковы законы бизнеса. В этом самом новом дивном мире.

И вот с признанием факта, что мир новый, у многих писателей фантастов, судя по их блогам, боооооольшие проблемы. Если вы через день рассуждаете о деньгах, гонорарах, размере упущенной выгоды и прочих приземленных материях, открыто называете свои книги товаром, значит, вы бизнесмен. Вы пришли в мир бизнеса. Как говорится "Вы находитесь на кощеевой земле, добро пожаловать, платите пеню!" Но нужно понимать, что тут все немножко по-другому, по другим правилам. И нужно учиться играть по ним. Грубо говоря, для начала - пользоваться ножом и вилкой и не сморкаться в занавески. А то посмотришь, с утра он - творец и свободный художник, которому все позволено, который может посылать всех в лес, не задумываясь о последствиях, а после обеда вдруг бизнесмен, толкует про отчисления, проценты конверсии, анализ динамики продаж. Такое поведение напоминает капризы ребенка. Как телевизор допоздна смотреть так «я больсой», а как жопу за собой вытереть так сразу «я еще маленький»? Или крест или трусы.

Collapse )