Category: животные

Почему я не люблю Инстаграм - 2

И заключение к недавнему посту про инстаграм.

Почему-то некоторые считают, что вот эти снимки с пустыми пакетами из модных магазинов, в одежде с неоторванными бирками, на фоне чужих машин, яхт и самолетов (есть и такая услуга) – это все недавнее изобретение.

Сподвижники! Все украли задолго до нас. А мы сейчас повторяем многократно пройденное просто на новом технологическом витке.

Ричард Аведон так описывает, например, свое детство в 30-ые годы прошлого века. Их семья очень любила фотографироваться. Делали это охотно и часто. К процессу подходили ответственно. Планировали! Умывались, одевались во все лучшее и шли сниматься на фоне красивых машин и домов. Естественно, чужих.

А еще они были уверены, что настоящая американская семья обязательно должна иметь собаку. Но своей собаки у них было, поэтому для каждой фотосессия они одалживали чужих.
Как говорит Аведон, он однажды просмотрел семейные фото только за один год и насчитал там 11 разных собак.

А вы говорите инстаграм.

20900863_1671692912843277_7249568738033993136_o

Кот

А это котег. Зовут его "Кот".
Он самозародился в одном московском подъезде и в возрасте чуть больше недели попал в нашу семью.
С тех прошло два с половиной года.
Все это время котег жрал и мужал. На фотоснимках – этапы большого пути, от гусеницы до бабочки. Или наоборот – зависит от точки зрения.

110

Collapse )

Энни Лейбовиц и Ксения Собчак

69621323_469946186918909_5423103295960907776_o

В магазине увидел на стенде новый номер журнала GQ с Цискаридзе на обложке. Накрыло жесткое дежавю, что нечто подобное я уже видел два года назад. Проверил – точно! Видел. Правда, тогда для другой обложки (Татлера) снимали Ксению Собчак, но фотограф в обоих случаях тот же - Данил Головкин. Честно пытался сдержаться, ну потому что, кто я, а кто они и где, и вообще? Я же ненастоящий фотограф. Так что будем считать это не критикой, а просто мыслями вслух. Возрастным брюзжанием.

Можно считать «наши» обложки воровством, можно омажем, сути дела это особо не меняет. В обоих случаях под раздачу попала Энни Лейбовиц и опять же в обоих с ней поступили одинаково.

Collapse )

(no subject)

С мест (из Судака) сообщают:
У соседей кот жрет старый виноград, а потом ходит по поселку, шатается, блюет и мычит.
У него и форма какая-то шароообразная, мутант бесстрашный.
Когда трезвый, сидит дома. Как нажрется винограда, начинает всех животных тут дрочить. Даже собаки его боятся.

(no subject)

Сподвижники, как вы тут? Смотрю, ЖЖ еще немножко жив. Не так, чтобы бодр, но чутка шевелится. Даже старик Домкратов, набравшись сил, написал за прошедший год целых три коротких поста.

Да, у меня все хорошо. Купил новый фотик. Победил второй раз в конкурсе Best of Russia. Завел котика. Который в промежутках между сном, жратвой, походами в лоток и окрестности, погрызанием обоев и охотой на мух, производит милоту в промышленных масштабах.

Нет, возвращаться не собираюсь. По-прежнему сижу в Фейсбуке, хотя и там почти не пишу, а больше картинками балуюсь. Плюс инстаграм, в котором тоже ничего не пишу, но там, слава богу, никто этого особо и не ждет, если ты не Екатерина Андреева.

Ну и раз зашел, несколько снимков за истекший период в качестве творческого отчета.



Collapse )

Ночное

Вот иногда спрашивают – а что собственно в стране происходит? Вот это вот все – оно что? А главное – зачем? И еще главное – откуда и доколе? Что характерно, я и сам тоже задаюсь этим вопросом. Действительно зачем? Ладно бы был какой-то глобальный бесчеловечный заговор. Или цель какая-то, пусть живопырная, но конкретная и желательно достижимая. А то ведь, складывается впечатление, творится хрень просто ради хрени. И у меня таки ответов есть. Даже несколько на выбор. Есть ответ длинный и скучный. Есть короткий, но тоже скучный. А есть аналогия. Она, как и всякая аналогия - утрированная, примитивная и пошлая. Зато доходчивая. Почти что притча.

Вот представьте себе деревню. Ночью. Вы думаете, там тишь да гладь? Хрустящий лунный свет, сверчок за печкой и вообще сплошной Куинджи? Бывает и так. И бывает иначе. Бывает натурально аццкий ад. Там же в каждом дворе собачки. А собачки лают. В том числе и по ночам.

С чего все обычно начинается? Сидит, скажем, условный Бобик у себя в будке. Кругом темно. Страшно. А тут прохожий мимо идет. Или даже никто конкретно не идет, а просто почудилось что-то. Зловещая тень у сарая - это подлый тать крадется тырить хозяйскую картошку. Или мелькнуло что-то рыжее и хвостатое у курятника. Или привиделось, что к самому Бобику подкрадываются, например, сзади. Например, волки. С Запада. Чтобы, значит, надругаться. И Бобик начинает лаять. Заливисто и исступленно. Потому что это самый правильный шаг. В любой ситуации. Всегда. Боишься? Лай! Сомневаешься? Лай. Делать нехрен?... Лай! Если вдруг и правда где-то есть тать или волк, испугается и убежит. Если нет никого, что наиболее вероятно, хозяин оценит. Поймет, что ты на страже. Бдишь. Бережешь покой и добро. Чем больше и чаще лаешь – тем сильнее бережешь. Болеешь всей своей собачьей душой за правое дело.

А раз Бобик залаял, тут же и все остальные подтягиваются. Даже если знают, что нет никакой опасности. Что Бобик - давно и крепко свихнувшийся параноик, помешанный на волках и жопе. Все равно приходится лаять. Потому что если Бобик добро хозяйское так активно сторожит, значит и всем надо также активно. Нельзя выделяться, нельзя дать повод заподозрить в равнодушии. Важно продемонстрировать бдительность и лояльность.

И вот уже тишина сменилась диким шумом. Со всех сторон идет надрывный лай, когда каждый старается переплюнуть всех остальных. Показать, что именно он самый верный и преданный. Цепная реакция. И останавливаться нельзя. Уже и лай перешел в хрип, хрип в вой, ноги дрожат, на губах пена, а останавливаться никак. И хозяевам самим это все уже поперек горда – спать невозможно, а сделать ничего нельзя. Ну, выйдешь, загонишь Бобика пинками под крыльцо. Что изменится? Ничего. Сам Бобик не поймет, за что, и искренне обидится. Он же хотел как лучше. Как понимал своим собачьим умом. Остальные решат, что Бобик получил люлей, потому что наоборот лаял недостаточно энергично. И лишь удвоят усилия.

Это я к чему?.. А! К тому, что нам остается тупо ждать. Или устанут, охрипнут и вконец потеряют голос. Или наступит наконец утро, встанет солнышко, и все само успокоится. Протрем красные с недосыпу глаза. Заварим кофе покрепче. Посчитаем покусанных и вколем им прививки от бешенства. Бобика сдадим в полуклинику для опытов. По возможности максимально жестоких. Да и заживем вновь по-людски.

Остается только ждать утра.
Только ждать.
Просто немного подождать…

Ну или взять ружье и пристрелить нахуй парочку самых заливистых.

(no subject)

Смерть Кощеева на конце иглы, та игла в яйце, то яйцо в утке, та утка в зайце, тот заяц в сундуке, а сундук стоит на Красной площади.

Сона, Дижон, улитки и лягушки

Прилетать во Францию не правильно. Во Францию правильно приезжать. Лучше на лошади, с саблей и в папахе. Склоняясь с нее (с лошади) к французам и говорить им bistro-bistro, подкручивая ус и зыркая глазом. В смысле – наливай! Что характерно – могут и налить. Отношение к русским хорошее, причем в основном еще из-за Первой Мировой. Там в каждом провинциальном городе стоит памятник героям именно WW1, а часто и русским солдатам. О Второй – ни намека, типа и не было ее. Что, учитывая сногсшибательный стратегический успех линии Мажино, по-человечески понятно.

Пересекая границу, ждал, что вот сейчас что-то случится, снизойдет благодать, отверзятся небеса, и хор ангелов грянет приветственную Марсельезу. Но произошло все буднично – вот канал, а на другом берегу уже Франция, которая и от Германии сильно не отличается, только язык вывесок меняется. А что хотите – Эльзас. Но чем дальше в лес, тем толще партизаны. Пейзаж за окном постепенно менялся. Вот уже и домики пошли другие. Не свежевыкрашенные с яркими красными крышами, а отштукатуренные специальным желтоватым раствором, который уже на следующий день выглядит так, будто ему лет 100, придавая дому благородный исторический осадок. Крыши поблекли до желто-коричневого цвета. В двориках резко добавилось цветов с упором на розы. Коровы сменили окрас. Если в Баварии они белые с черными пятнами, в Баден-Вюртемберге белые с рыжими пятнами, то во Франции они просто белые. Или очень чистые. Лошадей много. Сказывает мушкетерская наследственность.

Эльзас плавно перешёл в Бургундию. Все, что знаю о Бургундии, подчерпнул из очень хорошего исторического фильма «Тайны Бургундского двора» с Жаном Маре. Знаю, что в средние века был у них герцог, тот еще гандон, который постоянно злоумышлял против законного короля Франции. Был богаче, бойцов у него было больше. Короля натурально опускал. Но у короля был Жан Маре, который герцога и зарезал. Справедливость восторжествовала.

Моторка стоит на пристани в городе Сан-Жан-де-Лон. Там много моторок стоит. Круглый год. Пол городского бизнеса на том и держится. Моторки принадлежат в основном англичанам. Приедет хозяин пару раз в год, поплавает по рекам и каналам, попивая вино и закусывая сыром, а потом снова зачехляет. А то и не плывет никуда. Недалеко от нас на причале стояла лодка. Так хозяин выходил с утра, садился на палубе, пил колу и читал газету. После обеда читал книгу и пил белое. Вечером ничего не читал и пил красное. Утром я видел его выносящим пустые бутылки, а потом все повторялось. Действительно… «Удочки не брать, из автобуса не выходить». Моторки даже никто не охраняет! Закрыл на ключи дверь внутрь и уехал на год. Приехал – все цело.

Моторка снаружи Внутри Пристань Гнездо

Лодки разные. Простенькая железная без особой отделки стоит от полтинника. Хорошая - уже больше ста. А тысяч за 300 можно взять баржу больше 20 метров длинной и несколькими комнатами, полностью нафаршированную. С такой баржей и дом не нужен. Плавай из города в город, причаливай и живи. Что, например, Пьер Ришар и делает. А в каждом городе есть пристань, как правило, в центре. В общем, в жизни моей появилась цель. Баржу не баржу, а что-нибудь такое метров на 15…

Мы между тем зашли в магазинчик, набрали сыра, мяса, приправ, сыра, хлеба, вина, воды, сыра. Наткнулись на полку с пивом. Пиво было французское. И не просто французское, а именно бургундское. Да еще и нефильтрованное. Как старые пивных дел дегустаторы, подошли со всей серьезности и взяли всякого по одной – темного и светлого, крепкого (до 8 градусов) и легкого. Вышло бутылок пять разных. Только бросив пакеты, взялись дегустировать. Тут-то шаблон и разорвало. Французское пиво оказалось лучше немецкого! Никогда бы в жизни не поверил, что такое возможно. Плюнул бы в глаза человеку, который только посмел такое предположить. А вот. Как теперь жить-то?!

Надегустировавшись всласть, завели и мотор и под «Из-за острова на стрежень», вырулили на Сону. Хорошо! Как говаривал Маяковский. Хорошо! Лодка дает километров 14-15. Плюс такой же скорости ветер навстречу. Стою на носу. Гордо повернувшись профилем к берегам. Ветер развивает пышную шевелюру длиной в три сантиметра. По берегам гуляют коровы. Люди рыбачат. Одни просто так, вторые – правильно: поставили палатки, тент, под тентом столик, на нем вино и закуски. Все как у людей. «Чего там уметь? Наливай – да пей!». Река вообще богата живностью. То рыба играет. То лебеди прямо стаями кружат. То цапля. То зверь какой-то мимо проплыл – не то выдра, не то ондатра, не то бобер. Мощно так – у нас аж лодка от волны закачалась. Поплавав, нашли место поуютнее и встали. Привязавшись к деревьям на берегу. Что характерно, глубина сразу у берега пять метров! Это я понимаю.

Стас кинулся ставить удочки. К двум привязал колокольчики, по сути превратив их в закидушки. Осторожно оглядевшись, достал и шустро закинул два экранчика. «Люблю Францию, - говорит. В Германии даже плюнуть в простоте не возможно, не нарушив правил. А тут все всем по хую, главное – другим не мешать. Свобода!» За Либерте и выпили. А чтобы два раза не вставать, то сразу за Фратерните и Олиготе. Пожарили мяса, сварили макарон. Ну как сказать мяса. Телятина – розовая и почти прозрачная. Втроем слопали килограмм стейков. Достали Гленфиддик 18 лет от роду. Тут уже и темнеть начало. Звезды полезли. Красота.

Я вот, что особенно не люблю. Когда виски в баре. В Европе сейчас вообще распространилась страшная чума – они виски наливают порциями по 20 грамм. Как в той сказе – по усам текло, а в рот не попало. Натурально - все на стенках стакана остается. Какая падла это придумала?! Да если вдуматься, 40 грамм тоже не комильфо. И лед кидать в хороший вискарь пошло. Да и вообще покупать малыми дозами, как-то это проституцию напоминает. Крепкие напитки надо брать бутылками! А вот когда плеснешь полстаканчика, от души. Откинешься в кресле, глядя на природу. И сидишь, прихлебывая, не торопясь. А как кончилось – еще полстакана. Это правильно! А если при этом закурить сигару (в этом месте Стас притащил коробку толстенных сигар), то понимаешь, все – не зря было. И жизнь ты прожил правильную, раз уж тебе в этой так воздается, то в следующей будет вообще зашибись. Вечер прошел просто замечательно.

Утром проверили экранчики и удочки. В одном застрял карась. Прочитали ему лекцию по основам Гражданской самообороны и отпустили. Только собрались завтракать, а за боротом сом. Сука, просто ОГРОМНЫЙ. Точно больше метра, а то и все полтора. Я давай метаться – искать фотик, Стас уже нож схватил и хотел за борт прыгать. Но не успел - сом ушел в глубину. Место крепко запомнили. Стас поклялся вернуться. Стали планы строит. На удочку такую Годзиллу взять сложно. Динамит, электрошокер, гарпун. Набор юного браконьера. А буквально на днях Стаска отписал – поймал он сома! Не того монстра, а поменьше – на четыре кило. Видимо, сын или младший брат. Как только пришлет фотографию – сразу выложу.

Утром вернулись в город. Поставили лодку на прикол, прыгнули в машину и рванули в Дижон. Это столица Бургундии (см. герцог – душегуб). Город крайне понравился. Что особенно запомнилось - храмы. У немцев тоже есть, но меньше числом в разы. А тут на полтораста тысяч обитателей (это сейчас – когда строили соборы было меньше в разы) четыре больших собора и много маленьких. Самый главный немудрено называется Нотр Дам. Музеев куча, и вход везде бесплатный. Местами так развалины еще от римлян остались. Сели перекусить. В чем французы знают толк, помимо вина, сыра и пива, так это в соусах. Главное - чтобы блюдо было с соусом. Тогда, независимо от размера кусочка мяса внутри, хлебушком можно насобирать и тем наесться от пуза. И будет вкусно. Обшарив центр Дижона, вернулись на лодку. Решили на ней снова заночевать. ЗЫ. Фото из Дижона тоже в другой раз, а то текст получается перегруженный.

Вечером пошли в кафе. Ужинать. Проводить на себе гастрономические эксперименты. Как врач, который привил себе холеру, я заказал сразу и улиток, и лягушек. Чтобы два раза не рисковать. А если случится что плохое, то чтобы сразу. И не мучиться. Заказ принимала симпатичная официантка, которая сперва с нами говорила по-английски, а уже во второй подход к столику включила дурку «моя твоя не понимай». Стас объяснил, что у французов это вообще популярная фишка – имитировать незнание других языков, хотя гады хитрые прекрасно говорят. Типа все истинно цивилизованные люди должны хоть немножко знать французский. Минут через 20 принесли заказ. Зажал панцирь улитки специальными щипчиками, выковырял моллюска специальной вилочкой и, осенив себя широким крестным знамением, отправил в рот. Соус вылил на краюшку хлеба и закусил им. О*УЕТИТЕЛЬНО!

Продолжил трапезу лягушачьими лапками. Улитки все-таки вызывали меньше опасений. По сути он - те же мидии, только панцирь другой системы. А земноводных жрать пока не приходилось. Т.е. если идти по отрядам позвоночных, ел рыбу, птиц, млекопитающих. Все ели, и я ел. Теперь вот оскоромился и земноводными. Собственно остались только рептилии. То бишь крокодилы и змеи. Но там уже опасно. Там еще кто кого съест – вопрос. Я их, или наоборот, учитывая разницу в размерах. Ах да, о вкусе! Да ничего особенного – немного напоминает куриные крылышки.



Такие гастрономические эксперименты пробуждают в людях все самое плохое. Любит, скажем, человек говядину. Где ее взять? Только в магазине или на рынке. Коров на ферме охраняют. Сигнализация, «осторожно злые собаки», колхозники с двустволками. А любит человек улиток и лягушек? Это же кошмар. В выходные он делает вылазки на природу, нанося последней невосполнимый урон. Прыгает по мелководью с сачком по ночам, что твой Дуремар. Шуршит в камышах. Совершает после дождя набеги на луга. Душевные травмы окрестным детям причиняет. Прочитают ребенку в садике сказку про царевну-лягушку, а в субботу папа режет этим самым лягушкам лапы, варит и жрет, причмокивая. И только сок стекает по подбородку. А придет однажды Иван-царевич, расколдует поцелуем – хуяк, а у Василисы ног-то и нету! Здравствуй, Ваня! Детская психика от такого ломается, как хворост. Неа, не наши методы. Только во Франции, только уже приготовленных, оставляя черную работу другим. Остальное время смирять в себе огонь чревоугодия.

Как истинные дворяне-аристократы возвращались с чувством легкого голода. На лодке откупорили вторую бутылку Гленфиддича и снова достали сигары. Только выпили и закурили, что тут началось! Со всех сторон давай орать жабы и лягушки. Такой яростный хор давали, что явно не спроста. Как будто они с одной стороны оплакивали своих родичей, безвременно погибших и похороненных в наших желудках, а с другой яростно укоряли нас в их смерти. Думали, щас в атаку пойдут. Гигантскими прыжками. Помню, фильм какой-то был, там в конце лягушки с неба падали. Только они не падали, а высоко и далеко прыгали. Смерть приходит с неба. Так и тут. Есть подозрение, что вокруг еще и улитки орали, только их не слышно.

Но второй вечер на лодке я вообще полностью проникся. Сидеть вот так вдали вообще от цивилизации. Ни телевизора, ни интернета, ни политики. Река, небо, виски в стакане, сигара в руке. Все эти восточные медитации придумали нищие тибетские монахи, просто потому что ничего из перечисленного у них не было. А снабди в свое время Будду 18-летним односолодовым, да кубинской сигаркой, думается, отдельные буддистские практики выглядели бы несколько иначе.

Свободолюбивый хомяк

Вот лично у меня отношения с домашними животным не складываются. На хищных смотрю как на конкурентов в эволюционной борьбе за кусок мяса из супа, на травоядных – с гастрономическим интересом, который тем изряднее, чем дольше не жрамши. И те, и другие это чувствуют и отвечают взаимностью.

Усугубляет, что по молодости я мог запросто пропасть из дома на несколько дней – девки, цыгане, милицейские участки, сельские дискотеки, заборы, рестораны, медвытрезвители. А такое долгое воздержание от пищи, воды и туалета может вынести очень редкое животное кроме кактуса.

Никогда не понимал также вселенскую любовь к котикам. У моей жены до свадьбы еще был котик, так тот любил, когда мы предавались плотскому греху, устроиться у меня на заднице – типа качели ему: вверх-вниз, вверх-вниз. Большой был шалун и извращенец. За что и был после свадьбы сослан к теще без права на условно-досрочное.

В общем, если задуматься, то и был у меня за всю жизнь только один хомяк. Красивый, стройный (для хомяка конечно) блондин. Т.е. белый весь. Поселили мы его в емкости из-под картошки – такой большой пластмассовый короб ведра на два-три. Хомяк конечно первым делом попытался прогрызть себе путь на свободу – но хрен там, моя мама дураков не рожала. Тогда он взял другую тактику. Еду сразу не сжирал, а откладывал. А как приходило время для ежедневной прогулки (выпускал я его по квартире погулять), наберет защечные карманы полные и сидит, ждет. Только иногда терял равновесие, так как голова из-за спрятанной в нее жратвы тяжелее тела становилась. Неудачно шагнет и бум – башкой об пол. Шагнет – бум. По этому делу, подозреваю, было у него легкое перманентное сотрясение. Во время каждой прогулки норовил улизнуть.

Квартира наша была на втором этаже четырехэтажной кирпичной хрущевки, но первый был не жилым – там размещались магазин и бойлерная. Когда хомяку удавался побег из Алькатраса, он пропадал на несколько дней – до недели. Так до сих пор и знаю точно, как он умудрялся из квартиры выбираться. Но вот так. Пропадет на несколько дней, вернется весь худой и грязный. Отмоется, отъестся и снова – как прогулка, так он сидит с раздувшимися щеками. Я думаю, он себе мышь-любовницу где-то завел. К ней и убегал с подарками. А, может, и дети даже были. Которые в результате "вверх-вниз".

Но настоящий хомяк должен в жизни сделать три вещи: пожрать, поспать и сдохнуть.

Однажды мой хомяк из очередного Prison Break-а не вернулся. Я конечно горевал, но не с выдиранием волос. Поскольку верил, что разрываясь меж двух миров, он выбрал семью и свободу, презрев тепло и жратву. Гордый был. Падла. А может погиб в неравной борьбе с кем-нибудь. Ведь лучше умереть стоя, чем жить на четвереньках.

Так выпьем же за то…..


Уебаны

Уебаны – это молодые особи мужского пола в возрасте примерно от 15 до 25 лет. Питаются пивом, сигаретами, реже – водкой.

Уебаны – ночные животные. Днем прячутся в логове или удачно маскируются под обычных людей. Выползают из нор и дневной шкуры после наступления темноты.

Теплолюбивы. Поэтому весной и летом обитают в скверах, на скамейках, крылечках, бордюрах, оградках. Осенью и зимой перебираются в отапливаемые подъезды.

Нечистоплотны. Настоящий уебан может поссать там же, где пьет, и продолжать пить.

Уебаны – стайные животные. По одиночке и даже вдвоем уебаны, как правило, малоагрессивны. По-настоящему опасными становятся в количестве от трех и более, особенно в присутствии самок. Собственно одиночного уебана просто не существует в природе. Уебанский потенциал может реализоваться только при встрече с себе подобным. Почему так происходит – до сих пор загадка для биологов.

Самки уебанов отличаются от самок человека более яркой раскраской, визгливым гиеноподобным хохотом и особым запахом. Часто являются блондинками, но зачем-то красят корни волос в темный цвет. Самка уебана – скорее не отдельный биологический вид, а психическое состояние, из которого можно выйти, но не всегда получается. Главное, чтобы уебан не успел отложить в нее свою личинку, после чего состояние становится необратимым. Поскольку самки питаются тем же самым, что и мужские особи (см. пиво, сигареты, водка), по свидетельствам выживших очевидцев-натуралистов, их поцелуй напоминает глоток теплой водки, которой прополоскали пепельницу.

Хардкорные уебаны. Подвид обычных уебанов. Но если последние еще частично осознают свою уебанскую сущность, смутно помнят о существовании совести, морали, приличий, то хардкорные все человеческое уже утеряли, для них нормально играть на гитаре в подъезде в два часа ночи, ссать в мусоропровод, бить друг другу морды. Реагируют только на угрозы применения насилия.

У многих возникает вопрос – чем уебан отличается от гопника? Отвечаем. Очень многие гопники являются уебанами, но далеко не все уебаны – гопники. У гопника вполне могут сохранится человеческие эмоции, он способен отличать плохое от хорошего, просто не хочет этого делать. На обоснованное замечание гопник вполне может отреагировать адекватно, и даже извиниться за свое поведение. Уебан, с другой стороны, в своей дневной ипостаси может являться студентом престижного вуза или сыном хороших родителей, но вовсе перестает реагировать адекватно. Он искренне не понимает, почему его поведение может вызывать у окружающих неудовольствие. Если кратко и просто: гопники – класс, уебан – состояние души. Гопник – обычно навсегда или очень надолго. Уебан – ситуативно. Молодой человек, днем ловко отплясывающий хип-хоп во дворе дома – это прикольно. Тот же молодой человек, проделывающий то же упражнение в час ночи у вас на лестничной клетке, подыгрывая себе мобильным телефоном, вызывает раздражение и желание дать в табло. Ибо уебан.

Примерно в возрасте 25 лет уебаны начинают обратное превращение в людей. Полноценными людьми из них становятся далеко не все, но большая часть внешних признаков уебанства исчезает или переходит в латентное состояние. В этой метаморфозе могут здорово помочь необходимость работать, семья, милиция и крепкие решительные соседи по подъезду.

Некоторые радикальные креционисты думают, что уебан - это пререлиз человека, версия 0.9 бета. Типа как если бы Папа Карло, прежде чем сделать Буратино, вырезал из полена обезьяну. Мы же, как убежденные сторонники дарвинизма, считаем уебанов выжившим переходным звеном, которое так долго и безуспешно ищут палеонтологи.