Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Информация к размышлению - 2

Добрался вчера вечером до магазина, где продают фотоаппараты, и между пивом и бехеровкой сделал несколько тестовых снимков на одну и ту же флэшку, чтобы сравнить. Пробовал Кэннон Д60, Никон-5100 и свой нынешний. Утром пока сравнивал, порвал себе шаблон нечаянно.

Все три аппарата были с китовыми стеклами. Чтобы, значит, честно. Поскольку это было мое первое научное тестирование, наверняка, че-то упустил, но постарался подойти максимально серьезно. Фокусное на всех трех выставил 36 мм, т.е. на моем это было 18 мм, а на тех – 24. Снимал с приоритетом диафрагмы, открыв везде дырки на 4, т.е максимально. Сравнивал внутрикамерные джипеги. Даже теоретические физики ядерщики были бы мной горды.

Вывод по итогам – Нихрена не понимаю!

Я то ждал резкого различия в качестве! Ждал, что мой сольет как туалетный бачок. Ан нет! Падла такая, снял очень неплохо! Правда, как назло, даже будучи под пивом, я умудрился сделать в помещении на редкость удачные кадры. Руки мои не дрожали, пальцы не дергались, голова не тряслась. Говорю же – пилять! Снимки с него получились хуже, но буквально очень чуть-чуть, чем на Cannon D60! Первое же место явно занял упомянутый в прошлый раз Никон-5100. Но опять же разница в качестве бошку не срывала, а приходилось ее искать, сравнивая два рядом снимка при увеличении. Чуть уступает в детализации, чуть шумнее.

ОК. Я читал, что стекло китовое на Никоне лучше чем у Кэннона. И матрица вроде получше. А Кэнон еще, не пойми зачем и почему, поднял ИСО до 1000 (Никон ограничился 800), а главное укоротил выдержку на большом расстоянии до 320! В три раза короче, чем два конкурента. Понятно, что при таком раскладе в не ярко освещенном помещении выйдет хрень. Она и вышла. На расстоянии 1,5-2 метра, он выдержку сделал больше 100, при том, что и мой Олик и Никон отработали на 50-60. Может, там в настройках чего напутано, не знаю. Или дуркует. Руки во всех трех случаях были, может, и кривые, но одинаковые (мои).

Держать в руке обоих приятно – вещь маешь. Никон даже поудобнее лег, и кнопка затвора больше понравилась. У Кэнона второе колесо и экранчик сверху – даже такому лоху как я сразу все понятно и удобно параметры выставлять. Оба-двое шустрые, мой там и рядом не валялся. Правда, у Кэнона затвор как-то странно и громко работает.

Резюме. Вернулся туда, откуда начал. Понятно, что ничего не понятно. Не может быть, чтобы продвинутый Кэнон снимал примерно так же как мой беззеркальник, потому что этого не может быть никогда. Но вот сижу, смотрю на снимки, разница слабенькая. Т.е. чтобы ее сделать значительной, надо покупать стекла дополнительные, причем чуть не сразу. Так если к моему купить стекло от Панаса, он тоже ого-го! Больше понравился и вроде лучше всех снимает Никон, но к нему стекла чуть не в два раза дороже. Потому что моторчика в жопе нету. Сэкономив сейчас, потом придется больше тратиться.

Варианты.

Оставить Олик и прикупить стекло.
Плюсы: Резкое, а главное предсказуемое повышение качества. Цена вопроса (по сравнению с остальными).
Минусы: Не решается часть проблем (скорость, стрит фото). Плюс это означает вкладываться в систему, от которой все равно, если не сейчас, то через год – два, придется уходить. Правда, он будет идеален в качестве второй камеры, которая всегда с собой.

Никон
Плюсы: Похоже, лучшее качество. Цена сейчас ниже чем Кэннон.
Минусы: Цена в будущем на стекла, которые придется покупать, но не ясно, сколько и какие.

Кэннон
Плюсы: тупая логика: экономия в будущем, возможно, значительная в виду огромного выбора более дешевых стекол. Камера явно на вырост, может хватить на много лет.
Минусы: Цена сейчас. Качество фотографий, которые опять же сейчас перед глазами.

Похоже, придется еще раз напрячь продавцов в каком магазине (хорошо Пражская под боком). Но уже поснимать на разных фокусных, с разными дырками, в полностью ручном режиме, не давая задирать той или иной параметр, в джипегах и РАВах. Если получится – попробовать разные стекла, хотя бы дешевые фиксы. На чистоту эксперимента придется забить.

Самое обидное, что в принципе деньги то есть. Т.е. голодать и уж тем более брать потребкредит не требуется абсолютно. Просто не хочется их выбросить. Ну и есть противники всех вариантов в целом, но дорогих в особенности, в лице жены, у которой свои мысли и идеи, как и на что можно потратить деньги.

Губит людей не пиво

Позавчера вечером к жильцам из 42-ой квартиры пришла в гости вода из 49-ой. В последней жильцов не было. Поэтому перекрыли стояк на всю нашу вертикаль. Жильцов из 49-ой продолжают искать, но пока безуспешно. Собака с милицией обещала прийти. Хорошо, если они просто на пару дней выехали на дачу, где нет уверенного приема сотовой связи. А вдруг это полугодовой дауншфтинг куда-нибудь в Гоа? Председатель дверь вскрывать стесняется. Заканчиваются вторые сутки.

Для меня все это оказалось тем более неожиданно, что я раньше до конца не был уверен в существовании жизни на средних этажах вообще. Частенько бываю на первом, где сажусь в лифт, реже на втором, где почтовые ящики. Там жизнь определенно есть. Но как всякая низовая придонная фауна, она зловеще своеобразна. Далее поднимаюсь на лифте к себе на 12-ый, где простор, небо и солнце. Всегда. Причем солнца настолько всегда, что в такие дни как сегодня загораем даже сквозь стены.

Сами же между тем начали эволюционировать под влиянием новых условий среды обитания.

Ванная наполнилась емкостями от таза через ведро и до кастрюли, в которых охлаждается вода для хозяйственных и гигиенических нужд. Когда на улице +31, постоянное наличие больших объемов горячей воды в квартире несколько лишнее. Она по всем законам физики охлаждается через испарение, образуя легкий туман.

Горячей же водой приходится смывать в туалете. Отходы жизнедеятельности, когда их ошпаривают кипяточком, радостно пахнут.

Моя посуду, с шипением и матерками, напоминаю сам себе одного из первых христиан, которого язычники решили сварить для проверки крепости в вере.

Кондиционер с нас уеет, но пока гудит и справляется. Высасывая избыток влаги и капая его на головы прохожим.

Зашел в гости к пострадавшим из 42 квартиры, посмотрел, поцокал языком, посочувствовал. Предложил на часок включить воду – им уже все равно ремонт делать, а мы хоть быстро помоемся и постираем. Идею встретили без энтузиазма.
Какие нынче люди пошли черствые!

Хорошо в пяти минутах спортивный кружок. Мыться ходим теперь туда. Если так пойдет дальше, то придется делать две тренировки в день. Утренняя будет включать бассейн, мытье головы и бритье. Два последних пункта для экономии времени тут же у бассейна, присев на корточках с зеркальцем рядом с водой. Вечерняя – тренажеры, баню и легкую стирку в шайке вещей на завтра. Сушить на себе по пути домой.

В будущее смотрим с умеренным оптимизмом.

(no subject)

Давеча заезжал родственник. Нет, не так.

К нам последние полгода вообще зачастили родственники. То мы жили много лет, никому особо не нужные. Обрастали хозяйством и недвижимостью, натурализовались потихоньку, уже даже начали «мАсква» правильно выговаривать. А тут, значит, началось. Вжик-вжик. Прилет-улет. Правда, заезжают с подарками часто. Бусики там, кружки керамические, коньяк даже. По-разному. А тут, значит, заехал родственник привез микробов. Не, опять не так.

Он тут в Москве неделю уже шарился с идей эмигрировать со своих северов. Искал комнату, работу, смысл жизни. Нашел где-то микробов и привез нам. Приехал, бодро сообщив, что у него 39 градусов, выпил весь коньяк и интимно доверил, что заночует у нас. Ладно бы настоящий родственник. А то брат-в-законе. Ну, что делать, не изверги, чай. Накормили, напоили, спать уложили. С утра порозовевший он отчалил в дальнейшие поиски. А микробов оставил. А у них на северах микроб злой. Мало того, что условия крутые и естественный отбор, так они там, как есть суровые заполярные парни, даже насморк лечат антибиотиками. От того микроб получается закаленный и крайне агрессивный.

Но я тоже не лыком шит. Всего четыре дня в коме и снова как огурец. Зеленый и в пупырышках. Уже снова в седле, т.е. на седалище. Но опыт есть. Теперь встречаться только на нейтральной территории – бары, рестораны. Мебельные магазины у секции славянских шкафов. Буфеты в аэропортах и на вокзалах. Только если свезет и подцеплю свиной грипп – тогда милости просим. На уютный вечерок под гундосое сморкание и хоровой чих. Добро платежом красно.

Новый год

С чего начинается Новый год? Новый год обычно начинается с похмелья.

Каждый год мы с друзьями ходим в Битцевский лес. Или «парк» - зависит откуда зайти. Это у нас такая традиция, освященная временем – ей уже год. Т.е. в ночь на 1-ое мы ходим в гости, потом ходим домой, потом снова на улицу, где радостно-халявно перебегаем от одних феерверщиков к другим, хлопая в ладоши и зажмуриваясь от бабахов. Очень правильно – и разнообразие, и сплошная экономия. Сами только бенгальские огни покупаем. Через раз.

Потом румяные, оглохшие и чуть протрезвевшие прибегаем домой и лезем под елочку за подарками. Подарков там никогда нет. Почему мне Дед Мороз никогда не дарил подарков? Может, его и нету совсем? Я, в принципе, подозревал конечно. И с каждым годом креп в своих подозрениях. Мама дарила, друзья, коллеги, родственники, работники сферы культуры и просвещения. Жена дарит каждый год разные хорошие. В следующий НГ будет последний шанс. Не исправится жадный ленивый Дедушка – перейду в Сантаклаусовую веру. Отрекусь от Снегурочки, Великого Устюга и буду веровать в трудолюбивых гномиков, оленей и Кока-колу.

Потом мы засыпаем, и я яростно машу во сне ногами и руками, переживая подсознанием все произошедшее за целый год и досматривая все недосмотренные сны за тот же период. А 1-го числа, продрав к обеду глаза, похмелившись вчерашним полуночным шампанским, открытым под бой Медведева в прямом эфире, мы и идем в Битцу.

В Битце зимой хорошо – из маньяков только редкие лыжники, которые женский клатч на ходу рвануть кончено могут, но на что серьезное их уже не хватает. В лесу тихонько звенят замерзшие в ледышку ветки на деревьях под дуновение ветра. В пакетах и рюкзаках звенят бутылки с остатками виски, бехеровки и водки. Стопочки звенят друг об друга поздравлениями всего наилучшего и пожеланиями духовно-финансового роста. У прошмыгивающих мимо лыжников тоже что-то где-то звенит ввиду таковой натуры, но мы не будем о грустном. Снег хрустит под ногами как новые деньги. Хрустят соленые огурчики на зубах. Постепенно мир становится все кривее вместе с нами. Вернее так может показаться. На самом деле – мир прогибается под нас, мы поднимаемся головами ввысь, расправляя плечи и победно обзирая окрест. А деревья склоняются перед нами. Чему свидетельствуют фотографические доказательства.




В парке

Сидим с женой на лавочке никого не трогаем, культурно отдыхаем – пиво там, папиросы, семечки.

Мимо идут две мамы. За ними два ребятенка лет десяти. Мамы - обе белые, ребятенки – пополам. Т.е. один вполне себе белый, а второй – негрятенок.

И второй, значит, бежит, размахивает палкой и орет: «Я – Отелло, я – Отелло!»

Я чуть семечками не подавился. Вот же, думаю, какая у нас молодежь! Начитанная, мать ее белую! Есть у страны будущее! Прорвемся...

Малец подбегает совсем близко, и я понимаю, что орет он не «Я – Отелло», а «Я – Донателло!».

Все. Жопа стране...

UPD. Хотя с другой стороны... Вот я в детстве был Д'Артаньяном

Секрет – жив!

Двадцать лет назад в связи исходом Моисея Максима Леонидова в Израиль трагически погибла единственная группа Ленинградского рок-клуба, которая реально умела играть и петь.
Помним, любим, скорбим.
Секрет, ты жив наших сердцах!

Сегодня наберу пива, сяду вечером на лавочке с гитарой и буду всю ночь петь окрестнным жителям нетленки гнусавым голосом: Моя любовь на пятом этаже, Блюз бродячих собак, Домой и пр.

Посмертная запись юбиляра:



За плохие слова в адрес покойного – бан!
За некорректные сравнения – бан!
За отрицания заслуг – ПОЖИЗНЕННЫЙ БАН!

Сона, Дижон, улитки и лягушки

Прилетать во Францию не правильно. Во Францию правильно приезжать. Лучше на лошади, с саблей и в папахе. Склоняясь с нее (с лошади) к французам и говорить им bistro-bistro, подкручивая ус и зыркая глазом. В смысле – наливай! Что характерно – могут и налить. Отношение к русским хорошее, причем в основном еще из-за Первой Мировой. Там в каждом провинциальном городе стоит памятник героям именно WW1, а часто и русским солдатам. О Второй – ни намека, типа и не было ее. Что, учитывая сногсшибательный стратегический успех линии Мажино, по-человечески понятно.

Пересекая границу, ждал, что вот сейчас что-то случится, снизойдет благодать, отверзятся небеса, и хор ангелов грянет приветственную Марсельезу. Но произошло все буднично – вот канал, а на другом берегу уже Франция, которая и от Германии сильно не отличается, только язык вывесок меняется. А что хотите – Эльзас. Но чем дальше в лес, тем толще партизаны. Пейзаж за окном постепенно менялся. Вот уже и домики пошли другие. Не свежевыкрашенные с яркими красными крышами, а отштукатуренные специальным желтоватым раствором, который уже на следующий день выглядит так, будто ему лет 100, придавая дому благородный исторический осадок. Крыши поблекли до желто-коричневого цвета. В двориках резко добавилось цветов с упором на розы. Коровы сменили окрас. Если в Баварии они белые с черными пятнами, в Баден-Вюртемберге белые с рыжими пятнами, то во Франции они просто белые. Или очень чистые. Лошадей много. Сказывает мушкетерская наследственность.

Эльзас плавно перешёл в Бургундию. Все, что знаю о Бургундии, подчерпнул из очень хорошего исторического фильма «Тайны Бургундского двора» с Жаном Маре. Знаю, что в средние века был у них герцог, тот еще гандон, который постоянно злоумышлял против законного короля Франции. Был богаче, бойцов у него было больше. Короля натурально опускал. Но у короля был Жан Маре, который герцога и зарезал. Справедливость восторжествовала.

Моторка стоит на пристани в городе Сан-Жан-де-Лон. Там много моторок стоит. Круглый год. Пол городского бизнеса на том и держится. Моторки принадлежат в основном англичанам. Приедет хозяин пару раз в год, поплавает по рекам и каналам, попивая вино и закусывая сыром, а потом снова зачехляет. А то и не плывет никуда. Недалеко от нас на причале стояла лодка. Так хозяин выходил с утра, садился на палубе, пил колу и читал газету. После обеда читал книгу и пил белое. Вечером ничего не читал и пил красное. Утром я видел его выносящим пустые бутылки, а потом все повторялось. Действительно… «Удочки не брать, из автобуса не выходить». Моторки даже никто не охраняет! Закрыл на ключи дверь внутрь и уехал на год. Приехал – все цело.

Моторка снаружи Внутри Пристань Гнездо

Лодки разные. Простенькая железная без особой отделки стоит от полтинника. Хорошая - уже больше ста. А тысяч за 300 можно взять баржу больше 20 метров длинной и несколькими комнатами, полностью нафаршированную. С такой баржей и дом не нужен. Плавай из города в город, причаливай и живи. Что, например, Пьер Ришар и делает. А в каждом городе есть пристань, как правило, в центре. В общем, в жизни моей появилась цель. Баржу не баржу, а что-нибудь такое метров на 15…

Мы между тем зашли в магазинчик, набрали сыра, мяса, приправ, сыра, хлеба, вина, воды, сыра. Наткнулись на полку с пивом. Пиво было французское. И не просто французское, а именно бургундское. Да еще и нефильтрованное. Как старые пивных дел дегустаторы, подошли со всей серьезности и взяли всякого по одной – темного и светлого, крепкого (до 8 градусов) и легкого. Вышло бутылок пять разных. Только бросив пакеты, взялись дегустировать. Тут-то шаблон и разорвало. Французское пиво оказалось лучше немецкого! Никогда бы в жизни не поверил, что такое возможно. Плюнул бы в глаза человеку, который только посмел такое предположить. А вот. Как теперь жить-то?!

Надегустировавшись всласть, завели и мотор и под «Из-за острова на стрежень», вырулили на Сону. Хорошо! Как говаривал Маяковский. Хорошо! Лодка дает километров 14-15. Плюс такой же скорости ветер навстречу. Стою на носу. Гордо повернувшись профилем к берегам. Ветер развивает пышную шевелюру длиной в три сантиметра. По берегам гуляют коровы. Люди рыбачат. Одни просто так, вторые – правильно: поставили палатки, тент, под тентом столик, на нем вино и закуски. Все как у людей. «Чего там уметь? Наливай – да пей!». Река вообще богата живностью. То рыба играет. То лебеди прямо стаями кружат. То цапля. То зверь какой-то мимо проплыл – не то выдра, не то ондатра, не то бобер. Мощно так – у нас аж лодка от волны закачалась. Поплавав, нашли место поуютнее и встали. Привязавшись к деревьям на берегу. Что характерно, глубина сразу у берега пять метров! Это я понимаю.

Стас кинулся ставить удочки. К двум привязал колокольчики, по сути превратив их в закидушки. Осторожно оглядевшись, достал и шустро закинул два экранчика. «Люблю Францию, - говорит. В Германии даже плюнуть в простоте не возможно, не нарушив правил. А тут все всем по хую, главное – другим не мешать. Свобода!» За Либерте и выпили. А чтобы два раза не вставать, то сразу за Фратерните и Олиготе. Пожарили мяса, сварили макарон. Ну как сказать мяса. Телятина – розовая и почти прозрачная. Втроем слопали килограмм стейков. Достали Гленфиддик 18 лет от роду. Тут уже и темнеть начало. Звезды полезли. Красота.

Я вот, что особенно не люблю. Когда виски в баре. В Европе сейчас вообще распространилась страшная чума – они виски наливают порциями по 20 грамм. Как в той сказе – по усам текло, а в рот не попало. Натурально - все на стенках стакана остается. Какая падла это придумала?! Да если вдуматься, 40 грамм тоже не комильфо. И лед кидать в хороший вискарь пошло. Да и вообще покупать малыми дозами, как-то это проституцию напоминает. Крепкие напитки надо брать бутылками! А вот когда плеснешь полстаканчика, от души. Откинешься в кресле, глядя на природу. И сидишь, прихлебывая, не торопясь. А как кончилось – еще полстакана. Это правильно! А если при этом закурить сигару (в этом месте Стас притащил коробку толстенных сигар), то понимаешь, все – не зря было. И жизнь ты прожил правильную, раз уж тебе в этой так воздается, то в следующей будет вообще зашибись. Вечер прошел просто замечательно.

Утром проверили экранчики и удочки. В одном застрял карась. Прочитали ему лекцию по основам Гражданской самообороны и отпустили. Только собрались завтракать, а за боротом сом. Сука, просто ОГРОМНЫЙ. Точно больше метра, а то и все полтора. Я давай метаться – искать фотик, Стас уже нож схватил и хотел за борт прыгать. Но не успел - сом ушел в глубину. Место крепко запомнили. Стас поклялся вернуться. Стали планы строит. На удочку такую Годзиллу взять сложно. Динамит, электрошокер, гарпун. Набор юного браконьера. А буквально на днях Стаска отписал – поймал он сома! Не того монстра, а поменьше – на четыре кило. Видимо, сын или младший брат. Как только пришлет фотографию – сразу выложу.

Утром вернулись в город. Поставили лодку на прикол, прыгнули в машину и рванули в Дижон. Это столица Бургундии (см. герцог – душегуб). Город крайне понравился. Что особенно запомнилось - храмы. У немцев тоже есть, но меньше числом в разы. А тут на полтораста тысяч обитателей (это сейчас – когда строили соборы было меньше в разы) четыре больших собора и много маленьких. Самый главный немудрено называется Нотр Дам. Музеев куча, и вход везде бесплатный. Местами так развалины еще от римлян остались. Сели перекусить. В чем французы знают толк, помимо вина, сыра и пива, так это в соусах. Главное - чтобы блюдо было с соусом. Тогда, независимо от размера кусочка мяса внутри, хлебушком можно насобирать и тем наесться от пуза. И будет вкусно. Обшарив центр Дижона, вернулись на лодку. Решили на ней снова заночевать. ЗЫ. Фото из Дижона тоже в другой раз, а то текст получается перегруженный.

Вечером пошли в кафе. Ужинать. Проводить на себе гастрономические эксперименты. Как врач, который привил себе холеру, я заказал сразу и улиток, и лягушек. Чтобы два раза не рисковать. А если случится что плохое, то чтобы сразу. И не мучиться. Заказ принимала симпатичная официантка, которая сперва с нами говорила по-английски, а уже во второй подход к столику включила дурку «моя твоя не понимай». Стас объяснил, что у французов это вообще популярная фишка – имитировать незнание других языков, хотя гады хитрые прекрасно говорят. Типа все истинно цивилизованные люди должны хоть немножко знать французский. Минут через 20 принесли заказ. Зажал панцирь улитки специальными щипчиками, выковырял моллюска специальной вилочкой и, осенив себя широким крестным знамением, отправил в рот. Соус вылил на краюшку хлеба и закусил им. О*УЕТИТЕЛЬНО!

Продолжил трапезу лягушачьими лапками. Улитки все-таки вызывали меньше опасений. По сути он - те же мидии, только панцирь другой системы. А земноводных жрать пока не приходилось. Т.е. если идти по отрядам позвоночных, ел рыбу, птиц, млекопитающих. Все ели, и я ел. Теперь вот оскоромился и земноводными. Собственно остались только рептилии. То бишь крокодилы и змеи. Но там уже опасно. Там еще кто кого съест – вопрос. Я их, или наоборот, учитывая разницу в размерах. Ах да, о вкусе! Да ничего особенного – немного напоминает куриные крылышки.



Такие гастрономические эксперименты пробуждают в людях все самое плохое. Любит, скажем, человек говядину. Где ее взять? Только в магазине или на рынке. Коров на ферме охраняют. Сигнализация, «осторожно злые собаки», колхозники с двустволками. А любит человек улиток и лягушек? Это же кошмар. В выходные он делает вылазки на природу, нанося последней невосполнимый урон. Прыгает по мелководью с сачком по ночам, что твой Дуремар. Шуршит в камышах. Совершает после дождя набеги на луга. Душевные травмы окрестным детям причиняет. Прочитают ребенку в садике сказку про царевну-лягушку, а в субботу папа режет этим самым лягушкам лапы, варит и жрет, причмокивая. И только сок стекает по подбородку. А придет однажды Иван-царевич, расколдует поцелуем – хуяк, а у Василисы ног-то и нету! Здравствуй, Ваня! Детская психика от такого ломается, как хворост. Неа, не наши методы. Только во Франции, только уже приготовленных, оставляя черную работу другим. Остальное время смирять в себе огонь чревоугодия.

Как истинные дворяне-аристократы возвращались с чувством легкого голода. На лодке откупорили вторую бутылку Гленфиддича и снова достали сигары. Только выпили и закурили, что тут началось! Со всех сторон давай орать жабы и лягушки. Такой яростный хор давали, что явно не спроста. Как будто они с одной стороны оплакивали своих родичей, безвременно погибших и похороненных в наших желудках, а с другой яростно укоряли нас в их смерти. Думали, щас в атаку пойдут. Гигантскими прыжками. Помню, фильм какой-то был, там в конце лягушки с неба падали. Только они не падали, а высоко и далеко прыгали. Смерть приходит с неба. Так и тут. Есть подозрение, что вокруг еще и улитки орали, только их не слышно.

Но второй вечер на лодке я вообще полностью проникся. Сидеть вот так вдали вообще от цивилизации. Ни телевизора, ни интернета, ни политики. Река, небо, виски в стакане, сигара в руке. Все эти восточные медитации придумали нищие тибетские монахи, просто потому что ничего из перечисленного у них не было. А снабди в свое время Будду 18-летним односолодовым, да кубинской сигаркой, думается, отдельные буддистские практики выглядели бы несколько иначе.

Семечки

Когда я был маленький, я жил в таком же маленьком сибирском Городке. Т.е. настолько маленьком, что почти деревне. Люди в нем конечно обитали в кирпичных многоэтажках, но у каждого первого был свой сад, а у второго сарайка, где держали коров, свиней и кур. Так что я плоть от плоти позднесоветского крестьянства. Так вот! К чему это я?... Ах, да! Даже у нас в Городке/деревне после определенного возраста (лета так 13-14) семечки щелкать считалось западло. Типа это для детей и конченных колхозников. Ну еще старушкам было можно. В детстве – это да, но как подрос, будь добр – соответствуй. Водку там пей или кури в крайнем случае. Но семечки… Это для лохов. Это напомню было в сибирской полудеревне. Теперь я много лет живу в Москве. И честно говоря, меня очень напрягают горы скорлупы у лавочек. Блядь! Ну любишь ты эти гребанные семечки – купи себе очищенные. Или щелкай по ночам под одеялом, сплевывая в наволочку. Но ведь выйдут, сядут на лавочку и сидят, засирая все вокруг. Я уею. Столица. Хуже всех вместе голубей-засранцев, умноженных на воробьев. Хуже пьяного беззубого баяниста с репертуаром только из «Валенки-валенки». Надо срочно сюда еще сибиряков экспортировать – нести культуру в массы. Прямо с утра на почту – отбивать телеграммы.

Мюнхен. Продолжение

Я не люблю синоптиков. Во-первых, они постоянно ошибаются и врут. К примеру, всю первую неделю в Германии нам были обещаны холода от плюс 15 и менее. А в первый же день грянуло солнце, и градусник смело зашкалил за 20. Во-вторых, когда синоптики говорят правду – ихние прогнозы вообще чистое вредительство. Потому что к концу недели наступили обещанные холода, а когда 31 мая на границе с Францией вы морозите сопли под плюс 12, кто-то же должен за это ответить? Но это так лирическое отступление. А мы, воспользовавшись наступившим по недосмотру Гидрометцентра теплом ринулись в Английский Сад.

Это такой парк, протянувшийся от самого центра Мюнхена до его окраины более чем на 5 километров. Проще говоря, один из самых больших городских парков мира. Там тебе и речки и водопады, и мосты, и деревья, и поляны. Место просто потрясающее. Не Битца конечно. И поменьше, и маньяков нету, и мусор не навален в неожиданных местах, и шашлычники через каждые 20 метров не бухают, и газопровод через центр парка не протянут. Нет, не Битца! Но тоже неплохо. Все кругом расслабленные и наглые.

Наглые утки нагло ходят по берегу вместе с не по возрасту наглыми утятами, наглые гуси косят под лебедей, полуметровые рыбы нагло плавают в ручье. Народ нагло загорает посреди рабочего дня и огромного посреди луга. Уже по прибытии домой узнал, что в парке разрешен нудизм. Горько жалею, что не подошел к загорающим поближе.

Картинки кликабельные

В центре парка нагло с самого утра бухают пиво в нагло расположенных там биргартенах. Главный, на 7000 тысяч посадочных мест, Hofbräu, находится возле Китайской башни. Башне 200 с хвостиком лет, при чем тут китайцы, не понял. Может, торговали в то время в этом месте разными членовредительскими фейерверками, чугунными копиями АЙ-подов и рисовой водкой? История умалчивает. Чтобы не выделяться, пришлось взять пива и еды. И то и то другое было абсолютно зашибись. Лично для себя открыл Hofbräu Мюнхенское белое – самое вкусное из тех, что довелось выпить в Мюнхене.

Сыто икая и широко расставляя ноги, после обеда вернулись в город. Путь из Сада к центру пролегал мимо Театинеркирхе и Фельдхеррнхалле на Одеонсплац, где в 1923 Гитлер со сподвижниками в ходе пивного путча махался с полицией. Чем закончилось известно - полиция Гитлеру наваляла и закрыла его надолго. Но уже в 33-ем, придя к власти, Гитлер велел там установить памятную доску в честь давней разборки, и все проходящие мимо доски должны были отдавать честь в нацистском приветствии. Из-за чего многие жители огибали площадь дворами, ибо впадлу.

Сейчас доски нету, есть памятник баварской армии и два каменных льва. По поводу памятника мюнхенцы говорят, что там изображен истинный баварец: "Знамя отдам - женщину никогда!" С Кирхой же, которой 350 лет, лоханулись: снаружи посмотрели, а внутрь зайти не догадались.

Картинки опять же кликабельные

Вечером, чтобы закрыть тему пива Хофброй, пошли ужинать в Хофбройхаус. Сидели на первом этаже, где до нас сидел тот же Гитлер (вот же привязался противный). Он там мало что сидел, так напившись пьяный выступал перед сторонниками. Именно там он провозгласил двадцать пять пунктов, которые стали программой нацистской партии. Что характерно, до Гитлера там бухал Ленин. Есть подозрения, что апрельские тезисы, он сочинил не на ходу, уже прибыв в Россию в 17-ом, а были у него кое-какие заготовки и мысли. Если так, то я знаю, где он их придумал. Когда жуешь свиную колбасу, пьешь пиво из литровой кружки и слушаешь оркестр, наяривающий что-то традиционное баварское, в голову лезут исключительно революционные мысли. Авторитетно заявляю.

Лично я буквально за полчаса в деталях придумал, как нам обустроить Россию. К утру протрезвев, забыл, правда. Вот для этого и нужны сподвижники! Чтобы они записывали. Пытался заставить записывать жену – что именно она написала, приводить не буду, ибо там почему-то не про судьбы родины, а все больше про меня, в основном нецензурно.

Уебаны

Уебаны – это молодые особи мужского пола в возрасте примерно от 15 до 25 лет. Питаются пивом, сигаретами, реже – водкой.

Уебаны – ночные животные. Днем прячутся в логове или удачно маскируются под обычных людей. Выползают из нор и дневной шкуры после наступления темноты.

Теплолюбивы. Поэтому весной и летом обитают в скверах, на скамейках, крылечках, бордюрах, оградках. Осенью и зимой перебираются в отапливаемые подъезды.

Нечистоплотны. Настоящий уебан может поссать там же, где пьет, и продолжать пить.

Уебаны – стайные животные. По одиночке и даже вдвоем уебаны, как правило, малоагрессивны. По-настоящему опасными становятся в количестве от трех и более, особенно в присутствии самок. Собственно одиночного уебана просто не существует в природе. Уебанский потенциал может реализоваться только при встрече с себе подобным. Почему так происходит – до сих пор загадка для биологов.

Самки уебанов отличаются от самок человека более яркой раскраской, визгливым гиеноподобным хохотом и особым запахом. Часто являются блондинками, но зачем-то красят корни волос в темный цвет. Самка уебана – скорее не отдельный биологический вид, а психическое состояние, из которого можно выйти, но не всегда получается. Главное, чтобы уебан не успел отложить в нее свою личинку, после чего состояние становится необратимым. Поскольку самки питаются тем же самым, что и мужские особи (см. пиво, сигареты, водка), по свидетельствам выживших очевидцев-натуралистов, их поцелуй напоминает глоток теплой водки, которой прополоскали пепельницу.

Хардкорные уебаны. Подвид обычных уебанов. Но если последние еще частично осознают свою уебанскую сущность, смутно помнят о существовании совести, морали, приличий, то хардкорные все человеческое уже утеряли, для них нормально играть на гитаре в подъезде в два часа ночи, ссать в мусоропровод, бить друг другу морды. Реагируют только на угрозы применения насилия.

У многих возникает вопрос – чем уебан отличается от гопника? Отвечаем. Очень многие гопники являются уебанами, но далеко не все уебаны – гопники. У гопника вполне могут сохранится человеческие эмоции, он способен отличать плохое от хорошего, просто не хочет этого делать. На обоснованное замечание гопник вполне может отреагировать адекватно, и даже извиниться за свое поведение. Уебан, с другой стороны, в своей дневной ипостаси может являться студентом престижного вуза или сыном хороших родителей, но вовсе перестает реагировать адекватно. Он искренне не понимает, почему его поведение может вызывать у окружающих неудовольствие. Если кратко и просто: гопники – класс, уебан – состояние души. Гопник – обычно навсегда или очень надолго. Уебан – ситуативно. Молодой человек, днем ловко отплясывающий хип-хоп во дворе дома – это прикольно. Тот же молодой человек, проделывающий то же упражнение в час ночи у вас на лестничной клетке, подыгрывая себе мобильным телефоном, вызывает раздражение и желание дать в табло. Ибо уебан.

Примерно в возрасте 25 лет уебаны начинают обратное превращение в людей. Полноценными людьми из них становятся далеко не все, но большая часть внешних признаков уебанства исчезает или переходит в латентное состояние. В этой метаморфозе могут здорово помочь необходимость работать, семья, милиция и крепкие решительные соседи по подъезду.

Некоторые радикальные креционисты думают, что уебан - это пререлиз человека, версия 0.9 бета. Типа как если бы Папа Карло, прежде чем сделать Буратино, вырезал из полена обезьяну. Мы же, как убежденные сторонники дарвинизма, считаем уебанов выжившим переходным звеном, которое так долго и безуспешно ищут палеонтологи.