nikolaitsch (nikolaitsch) wrote,
nikolaitsch
nikolaitsch

Categories:

Часть VI: Orphan

Чего-то как-то подзабил на мемуары со всеми этими жарами и Германиями. Восполняю. Краткое содержание предыдущих серий:
Часть I: Coming to America
Часть II: Red Dawn
Часть III: Barfly
Часть IV: Animal House
Часть V: Dances With Wolves
Кот диктует про татар мемуар.
 
Как я уже писал, нам повезло. Очень повезло. Мы попали под раздачу грантов и потому имели деньги оплатить проживание в общежитии. Все засланцы до и после нас вынуждены были жить в семьях. Но чтобы и нам жизнь совсем сладкой не казалась, Аннушка Слободчикофф так просто не отказалась от своей идеи единения двух братских народов и на отдельные выходные все равно из всех сил старалась пристроить нас в семьи. Мы отмазывались. Она настаивала. Я попался ровно три раза. Или всего три. И без тяжких последствий для здоровья. Ибо уже тогда был хитер не по годам.

Первый раз нас с Вовчиком отдали в полон американо-шведской семье студентов. Жена американка, муж – швед. Был он относительно высок, белобрыс, тощ с горизонтально растущими передними зубами, отчего пищу предпочитал вегетарианскую. Жили они тут же на кампусе, снимая отдельную однокомнатную квартирку (есть и такая опция!). Что особенно обидно с точки зрения здравого смысла, наша общага отстояла от их апартамента метров на триста. Свобода была видна прямо из окон, такая близкая и такая недоступная. Сперва мы кушали и пытались поддерживать вежливый разговор про европейскую культуру, виды на урожай и угрозу эндемии мышиного гриппа. Когда стало совсем грустно, я сбегал в свою комнату за бутылкой водки. Стало повеселее. Юный швед так распалился, что угрожал показать нам сейчас свое любимое, насквозь культовое, американское кино, кою угрозу тут же привел в исполнение. Фильм не простой. Назывался «Rocky Horror Picture Show». Я сейчас, будучи взрослым окончательно сформировавшимся похуистом, сцены людоедства в кинематографе не то, чтобы очень, а по малолетству совсем плохо пошло. Хотя пели в фильме задорно, особенно Митлоаф. Затем нам постелили на кухне, на полу и пожелали доброй ночи.

Ночь была доброй, но короткой, ибо часа через четыре наступил рассвет, проснулась природа, а вместе с ней и живущие на кухне волнистые попугайчики. Мерзкие твари орали громче кур, щебетали что-то явно матерное, а наши хозяева мирно спали. Привычка - вообще страшная штука. К нам в гости как-то приехала сестра моей жены с мужем. Тот храпел так, что стены дрожали. Соседи по пять раз за ночь вызывали участкового, а бродячие собаки вернулись в наш район спустя примерно месяц. А сестра мирно и крепко спала!!! Или вот люди, прожившие пять лет в общежитии (не американском!). Те могут спать на дискотеке, удобно приклонив голову прямо на колонку в тысячу ватт. А тут всего лишь попугаи! В общем, когда швед только продрал глаза, мы уже стояли одетые у его кровати, с собранными вещами и укоризной во взорах. Пожали руку, попрощались и стремглав домой. Отсыпаться. Он днем еще че-то названивал, дескать, мы ему на двое суток были обещаны, и еще не вся культурная программа была исполнена, но был жестко послан под Полтаву.

Второй угон в полон произошел спустя месяц под 4 июля, в который день в Америке что-то такое местное празднуют. Морально мы были готовы и настроены на самое худшее. Ан нет. Отдали нас в семью Кейси, девушки, изучающей русский язык. Дом большой и шикарный, семья явно зажиточная. Одних телевизоров было два. Ее родители, люди очень мягкие и вежливые, каждый полчаса интересовались, удобно ли нам, не устали ли мы от гостеприимства. А не изволим ли мы, к примеру, съездить сожрать по пицце. Мы благосклонно изволили. После чего они спросили нас, а не хотим ли мы в кино, тем более у них уже и билеты заготовлены. Мы снова изволили. Кино, как сейчас помню, было про динозавров. «Парк Юрского периода». Шло со звуком долби, что было в новинку. У нас в городе тогда кино можно было посмотреть в двух местах. В кинотеатрах, где крутили преимущественно «перестроечное кино», и в видеосалонах, где шли фильмы американские. В кинотеатрах немногие забредшие случайно зрители впадали в такие глубины отчаяния от вываливаемого на них авторского взгляда на искусство, накопленного нашими творцами за долгие десятилетия жизни под тоталитарным гнетом, что сперва пытались сбежать, чему мешали заботливо закрытые работниками кинотеатров на замок двери, а потерпев неудачу с побегом, резали себе вены и вырывали ногтями глаза. С особо талантливых фильмов труповозки забирали за раз до 8-10 клиентов.

В видеосалонах же преобладали ламповые телевизоры марок «Горизонт» и «Темп», что для классических говорильных фильмах было приемлемо, а на втором Терминаторе уже не того. Так вот, быстро сполоснув после просмотра штаны в театральном туалете (прыгающие велоцирапторы произвели такое впечатление), мы вышли в ласковый аризонский вечер. Родители Кейси поинтересовались, не хотим ли мы согласно официальной программе, переночевать у них, или завести нас в общежитие. Мы поинтересовались наличием волнистых попугайчиков в доме, а также любой другой мохнатой или пернатой твари. Несмотря на горячие отрицательные ответы, выбрали общагу. Где ярко отметили праздник, который к нашем приезду был в полном разгаре. Визит в результате был признан довольно удачным. Я скромно предположил, что такое участие со стороны незнакомых капиталистов было вызвано тем, что ихняя дочка на выдание положила на меня глаз, и даже раздумывал над уплотнением отношений, но потом вспомнил, что перед отъездом клятвенно обещал Папе (то бишь декану) вернуться на Родину. А мое слово – кремень. Я ведь не шпион какой.

Третий раз свезло. Во-первых, вместо Вовчика в напарники мне дали Катерину, молодую преподавательницу, которая успешно косила под студентку. А то с Вовчиком уже нездоровое что-то намечалось, в смысле репутации. В комнате одной живу с голубым негром, в гости с ночевкой Вовчик в напарниках. Не комильфо. Во-вторых, семья попалась какая-то не по-американски удачная.
Новые приемные родители были средне молодой парой. Завезли нас домой. Поинтересовались, чем бы хотели сегодня заняться. Лично я в тот момент хотел спокойно помереть. Ибо у меня выдалось самое тяжкое за все время пребывания в Америке похмелье. Накануне мы с Лехой выкушали очень нездоровое количество спиртного. А поскольку чувствовали уже себя как дома, то добавляли джин прямо в бутылки с апельсиновым соком в соотношении примерно 1:1, с коими и гуляли по кампусу. Пытались знакомиться с девушками. Маршировали с песнями. Не бойтесь, страну не опозорили. Песни пели строго по-немецки: Deutche Soldaten und die Offizieren, marschieren, marschieren, nich kapitulieren! Вперемешку с Mein liber Augustin. Во Флагстаффе до сего дня к немцам относятся настороженно.

О своем состоянии я без обиняков поведал хозяевам. Глава семьи подмигнул мне, как Распутин с бутылки голландской водки, и пообещал, что дело это поправимое. В общем, они нам предложили сгонять в Феникс в водный парк. Что это такое, я знал крайне смутно, и снова попросил меня пристрелить. Первым пунктом остановки был продуктовый магазин, где мы приобрели сикс-пэк пива. Хозяева в моих глазах сразу заработали плюс 100 в карму. Путь до Феникса занял около двух часов, в ходе которых выяснилось, что наши временные родители являются владельцами фирмы по организации сплавов в Большом Каньоне. Повторю: БОЛЬШОЙ. КАНЬОН! +200 в карму.

Тут надо пояснить. Каньон был годах в 70-ых объявлен национальным парком. И ситуация с туризмом была заморожена. Все фирмы, которые на тот момент организовывали туда туры, остались операторами, а новичкам вход был закрыт отныне и во веки веков. Т.е. как было, скажем, на тот момент 25 фирм, так навсегда 25 осталось. Более того, если фирма в год, предшествующий заморозке, свозила туда 300 туристов, так ей квота в 300 и осталась. Навсегда. Самостоятельно в Каньон спуститься вполне можно (что я и делал), на лодке прокатиться можно по реке Колорадо (что я тоже делал, но о том чуть позже), а вот группой, организованно, недельки на 2-3, только через одну из фирм. И вот я лично познакомился с хозяевами одной из таких контор. Правда, чувствовал я себя при этом как грешник в аду. Вот они перед мной были люди, которые имели собственную туристическую компанию. Которые меня могли со скидкой сплавить дней на 20 по Большому каньону. Но я знал, что ничего не выйдет. Что менее чем через месяц я вернусь в Россию, где мой доход в ближайшие годы вряд ли превысит 100 долларов, и уже никогда больше не увижу ни Аризоны. В таких веселых мыслях я и приехал в водный парк.

На входе нас попросили раздеться. Я как человек с нервной системой, расшатанной совместной жизнью с голубым негром насторожился. Попросил хоть трусы оставить. Милостиво согласились. Пошли на аттракционы. Бассейн с искусственными волнами. Несколько разной степени крутизны горок. Это сейчас такая фича есть в каждом втором турецком отеле, а -цать лет назад…. Резвился, как котенок, бегая по лестницам, гремя костями в желобах, претворяясь утопающим. В центре парка возвышалась самая серьезная горка. Высотой метров так 15-20, причем первую половину пути надо было не ехать по желобу, а скорее лететь рядом с ним, хрень эта уходила вниз чуть ли не под углом в 90 градусов. В конце пути боковые лямки от трусов зацепились за уши, от чего я стал напомнить циркового борца начала 20 века. С тех пор на аттракционы 15 ни ногой, но в позапрошлом году в Турции не утерпел – решил прокатиться. Остаток отпуска выглядел как потерпевший. Мне английские пенсионеры двери открывали, а отельные кошки притаскивали дохлых мышей. Думается, еще 15 воздержусь.

Кстати, о Большом Каньоне!....
Tags: США
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments