?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Портретная фотография

The road so far.

Аудитория портретной фотографии по своему отношению к предмету довольно четко делится на пять основных групп. Может, еще какие есть, но я их пока не обнаружил. Думаю, это к счастью.

Группа первая: Модель (он/она же заказчик, объект съемки) и ее друзья, знакомые и родственники.

Эту группу удовлетворить легче всего. Они искренне и от души радуются, если фотография вышла удачной. А удачной с их точки зрения выходит чуть ли не любая резкая и прилично снятая фотография. Доказательством сего служат расплодившиеся свадебные фотографы, по странному недоразумению не помершие с голоду и до сих пор не задушенные потертой фатой в темном подъезде.

Мы вообще живем в интересное и странное время. Нас, фотографов, развелось как санкционных продуктов недодавленых. Продажи зеркалок несколько лет били все мыслимые рекорды. На какое событие не придешь, половина народа обвешана камерами и активно фотографирует другую половину. У всех айфоны с диким количеством мегапикселей. Все непрерывно снимают себя и друг друга. По улице невозможно пройти без риска получить селфи-палкой в глаз. Миллионы и миллиарды фотографий, которыми завалены все соцсети. А хороших среди почти и нет. Ну вот нет и хоть убей. Причем люди настолько привыкли к мутным снимкам на смартфоны с искажениями перспективы, карикатурным лицами, кирпичным цветом кожи, захламленным фоном и отстойным светом, который самой симпатичной и стройной девушке автоматически добавляет пять килограмм и десять лет, что на просто резкий снимок смотрят как на чудо. Радуются чисто дети.

Нет у нас в стране ни традиции, ни даже привычки сниматься на портреты. И рынка как такового нет. Рынок детской фотографии на плечах активных матерей кое-как поднимается, хотя там пока адЪ. Рынок свадебной фотографии развивается относительно активно, хотя там конечно адЪ и ИзраилЬ. А портретной фотографий рынка нет. О том ли мечтали братья Кэннон и Никон сто лет назад в своем гараже.

Раньше как было. Раз в год в детский сад или школу приходил местный «профессионал», окучивающий данную территории на основании конвенции фотографов лейтенанта Шмидта. Приходил, засовывал незаметно мятую трешку воспитательнице или учительнице за доступ к ресурсам и приступал к съемке. У фотографа была камера, чаще зеркалка, реже средний формат, и вспышка. Спустя неделю фотограф приносил россыпью карточки, ценой от одного до трех рублей, которые родители детей могли покупать или нет. Чаще всего покупали. Или иногда мать семейства, поддавшись внезапному инстинкту исторического самосознания и генеалогического дерева, тащила всех в близлежащее ателье. Где пахнущий перегаром профессиональный творец быстро рассаживал, ставил свет, заставлял не шевелиться и не моргать, объявлял птичку и запечатлевал на века плоскую скульптурную композицию «беженцы трудной судьбы».

Сейчас ателье позакрывались, кочевые фотографы исчезли. Действительно, зачем платить постореннему человеку, когда в семье имеется зеркалка, беззеркалка, россыпь из нескольких поколений мыльниц и по телефону с камерой на каждого члена семью, включая кошку. И фотографий счет давно пошел на десятки тысяч, и на некоторых из них даже можно разглядеть лица. Снимки больше уже и не распечатываются, а хранятся на дисках, винтах и флешках, периодических пропадая всем архивом при очередном пожаре, переезде или генеральной уборке.

В общем, первую группу порадовать не очень сложно.

Вторая группа – сам фотограф

Эту аудиторию удовлетворить сложнее. На первом этапе тоже как дитя радуется каждой резкой карточке с незакрытыми глазами и без явных пересветов. Потом начинаются сомнения, творческие искания и прочая нездоровая хрень. Если хрень по каким-то причинам не начинается, это не фотограф, а говно.

Представитель этой группы, теоретически способен адекватнее всего оценить свой труд. Потому что никто кроме него не может сравнить исходный материал с результатом. Снимаемый может считать себя прирожденной моделью. Он или она же до этого себя видели только в зеркале, откуда им улыбался очень симпатичный и обаятельный человек, несмотря на отдельные недостатки. А что перед объективом он/она рефлекторно играет попавшую с свет фор ночного автомобиля лань, не в курсе. Да и не нужно. Только фотограф знает полный путь от живого человека до распечатанного снимка. И только он может адекватно оценит длину и сложность этого пути. Или не может. Тогда это не фотограф, а… (см.выше).

Третья группа – зрители

Самая разнообразная и непредсказуемая. Здесь по большому счет рулит обычная вкусовщина. Карточка или нравится, или нет. Почему, объяснить зачастую не могут. Может не нравится общая концепция, может свет, может сам человек на фотографии. Чаще всего кстати последнее. Тут все зависит от бекгрануда, насмотренности, личных пристрастий. У каждого есть свой идеал красоты, который сфомирован на базе произведений живописи, модных журналов, семейного альбома, текущего настроения. Шедевров мировой классики. Все это вперемешку и в непредсказуемых пропорциях. В высказываниях представители третьей группы искренни и не очень аргументированы. Что нормально и даже хорошо. Просто нравится или нет. И все. И это правильно. Главные поставщики лайков и одобрительных комментариев, которые греют ЧСВ фотографа, и заставляют действовать дальше, несмотря на.

Четвертая – другие фотографы

Группа сдержанная и суровая. Чего думает – не поймешь, если специально не спросишь. Если фотография нравится, молча лайкнут или оставят сдержанно-благожелательный комментарий. Если не нравится, проигнорируют. Может быть, порадовавшись где-то внутри, что они лучше тебя, а может и нет. С советами лезут практически только и исклчительно если их об этом попросить, да и то не факт что дадут. А если дадут, то опять же сдержанно из серии «я бы, наверное, попробовал вот так». Никаких «как надо», как «правильно». Они понимают, что каждый имеет право на собственный взгляд, на мнение и на ошибку. Что десять хороших карточек в год это офигительный результат, а большинство проходных, и это нормально.

Пятая – эксперты

Сами как правило не снимают, но абсолютно точно знают, КАК снимать правильно. Когда-то прочитали несколько статей о том, как положено снимать портрет. Правила, в них перечисленные, обычно те же самые, которыми руководствовались американские фотографы 60 лет назад при съемке старшеклассников для выпускного альбома. Правила считаются вечными и незыблемыми. Нельзя резать по суставам, отрезать макушку и оставлять глаза в тени нельзя. Нельзя то, вон то и вот это. Ничего нельзя кроме того, как их снимал в ателье на проспекте Ленина фотограф Василий Никандрович в 1982 году. Настоящий был мастер, не чета Платону или Аведону.

Эксперты знают все правила: и двух третей, и золотого сечения, и даже негативного пространства. Всеми этим «нельзя» спешат поделиться с окружающими. Двойных трактовок не признают, скромные возражения с порога отвергают. Только хардкор! Только соцреализм как творческий метод.

Ранжирование перечисленных групп по важности зависит от бизнес-модели. Если фотограф снимает бесплатно и для себя, само-, так сказать, выражаясь, то главным для него будет мнение второй группы, затем в порядке убывания первой, третей или четвертой.

Если снимает за деньги, то главная группа – первая. Она же собственно и последняя. Только ее мнение нужно принимать в расчет, только она считается. И еще, пожалуй, третья. Потому что при некоторой деловой смекалке может превратиться в первую.

Продолжаю наблюдения.

Comments