November 1st, 2019

Аведон, Виндзоры и мопсы

Продолжу рассказы о некоторых классических фотоснимках.

Вот, например, Энни Лейбовиц с моделями во время съемки вообще не разговаривает. «Я не могу одновременно снимать и общаться. Хотя бы только потому, что во время работы всегда смотрю сквозь видоискатель». Она вообще женщина суровая. Энни. Считает, что располагать к себе модель, делать ей комфортно и все такое прочее – блажь и буржуазные предрассудки.

Ричард Аведон работал иначе. Как вспоминает та же Лейбовиц, «он соблазнял посредством общения». В работе Аведон использовал Rolleiflex с шахтой, поэтому фотоаппарат был всегда рядом с ним, чуть внизу, но не заслонял лицо. Зато когда хотел, Аведон мог быть жестким и даже жестоким, куда там Энни.

В 1957 году Ричард должен был снимать герцога и герцогиню Виндзорских. Т.е. бывшего короля Эдуарда Восьмого и его супругу Уоллис Симпсон.

После отречения Эдуарда от престола 20 годами раньше, чета жила в основном во Франции. И уже понемногу начинал формироваться миф «о самой великой истории любви», уступающей разве что Ромео и Джульетте. Ну, действительно, кто еще ради любимой женщины отказывался от трона и короны? Сам Эдуард издал автобиографию в 51-ом, а в 56-ом были опубликованы мемуары его супруги. Ну и понятно, что оба они в своих воспоминаниях аккуратно избегали упоминаний дружбы с Муссолини, поездки в гости к Гитлеру и прочих неоднозначных наклонностей.

В общем, на ту самую фотосессию с Аведоном Виндзоры нацепили обычные «счастливые» лица, привычно транслируя «пример вечной и истиной любви». Когда 20 лет ты носишь одну и ту же маску, она, в конце концов, становится твоим лицом. Дополнительную милоту создавала пара уютно хрюкающих мопсов.

- Какие симпатичные у вас собачки, - заметил Аведон.

- Да, собачки просто чудесные, - согласились Виндозоры, - мы их очень-очень любим.

- А я пока к вам сюда ехал, - начал вдохновенно врать Аведон, - Такси переехало точно такую же собачку. Насмерть! ХРУСТЬ И ПОПОЛАМ! Распидорасило по всей мостовой. Кишки туда, мозги сюда! Ужаснах!»

Лица Виндзоров в ужасе поехали вниз.

Аведон нажал кнопку.

Collapse )