June 6th, 2016

(no subject)

Вообще с наименованиями в последнее время творится нечто странное. За последний год стали называть в честь разных людей все. Т.е. натурально все.

Раньше как было? Летишь на Аэробусе 320, номер рейса такой-то, в аэропорт, скажем, Барнаула. Четко и понятно. Сейчас летишь на самолете имени О.Мандельштама в аэропорт именит Г.Титова, а улетаешь из него на самолете имени Н. Миклухо-Маклая в аэропорт имени… Пока еще просто Домодедово, слава богу.

Я так-то не против, только смущает, что все самолеты носят имена покойников, не все из которых умерли своей смертью. Далеко не все. А многим так и активно помогли. При турбулентности на высоте 10 километров это несколько напрягает.

А в метро уже обзывают поезда. Пока что "Яуза", "Русич" и "Ока". Но это явно лишь первый шаг. Второй – снова люди. В РЖД тоже начинали с Ласточек и Сапсанов. И вот уже в Адлер ты едешь на поезде «В.Тихонов», а скоро к нему прибавятся Михаил Ульянов, Любовь Орлова, Татьяна Самойлова и т.п. И в метро еще год-два и каждый состав будет носить чье-нибудь имя. И тебе будут про него напоминать на каждой остановке. «Осторожно двери закрываются. Состав имени В.Короленко, автора «Детей подземелья» отправляется».

Раньше имена носили только корабли. Товарищ Нетте, пароход и человек. Традиция была такая, понятная. Нынче – любая движимая и не очень техника, мосты, вокзалы, вузы и пр. тоже обзавелись. «Московский ордена Ленина и ордена Трудового красного знамени университет путей сообщения Императора Николая II» уже далеко не самый яркий пример.

Потом очередь дойдет до каждого сквера, каждого дома, каждого подъезда. Рейсовые автобусы, троллейбусы, тропинки в лесах и парках. Каждый ресторан или бар, каждая школа, детская площадка, и песочница в ней! Железнодорожный переезд имени Анны Карениной. Трамвай третьего маршрута имени М.А. Берлиоза. Обменный пункт валюты имени Никанора Ивановича Босого. Магазин вино-воды имени В.Ерофеева.

Расширим топонимику родной страны до самого последнего в ней уголка! История то богатая – писатели, музыканты, общественные деятели, политики, путешественники, военные, ученые. Чай не Америка какая. А если на что все же не хватило – смело называйте в честь Пушкина!

И, возвращаясь, к Домодедово. Думается, если этот, как его, Каменщик, назовет аэропорт чьим-нибудь «правильным» именем, то избавится от многих неприятностей. Если сам не может догадаться, чьим именно, пусть посоветуется с питерскими депутатами. Те подскажут.