October 2nd, 2015

(no subject)

Зашел на сайт Афиши и наткнулся там на статью про Довлатова. Если точнее, то на расшифровку разговора трех, видимо, умных и уважаемых людей, посвященного Довлатову. Я все фамилии не запомнил, я вообще лица плохо запоминаю, но одной из трех была некая Наринская, обозначенная скромно как «литературный критик». Мы сейчас не будем углубляться в коды специальностей по ОКСО, просто сделаем смелое гипотетическое предположение, что такая профессия действительно существует, и за нее даже платят деньги. Хотя это и звучит дико, я понимаю.

Так вот. В таком важном разговоре на актуальную сегодня тему не могли они пройти мимо Довлатов-гейта, разразившегося пару недель назад с легкорукого наброса Дмитрия Быкова, который как Карлсон – вентилятор всегда с собой. Кто не в курсе - Дмитрий высказал осторожную мысль в присущей ему безапелляционной манере, что Довлатов, возможно, не до конца гений, за что немедленно и был проклят на веки вечные всей прогрессивной общественностью. В рамках же рассматриваемой дискуссии больше всего в разоблачении наглого Дмитрия усердствовала эта самая Наринская по кличке «критик». Причем, начала она с чистосердечного признания, что статью Быкова конечно не читала, но это абсолютно не мешает ей того низводить и курощать. И даже складывалось местами впечатление, что они там втроем и собрались не о Довлатове поговорить, а попинать Быкова с безопасного расстояния, вне пределов досягаемости его пропеллера. Не дать ему залезть на некий виртуальный пьедестал, куда он явно прицелился, а все остальные критики и писатели противятся по мере возможностей, т.е. на смерть встали. Народная сказка про Быкова-Репку. Тянут-потянут, стащить не могут. Наши литературные критики они такие. Читателя, как субъекта или даже объекта отношений, в их вселенной не существует вовсе. Писатель – лишь повод для начала разговора. Больше всего времени, энергии и букв они тратят на разоблачения друг друга. Хорошо, люди все же культурные, не кулинары там, не фотографы, мата стараются избегать. Но накал страстей все равно такой, что бумага тлеет и монитор смрадно чадит.

Collapse )