April 6th, 2014

Фошисты

Поехал на Фотобиеннале. Приникнуть, так сказать, и припасть. Решил начать с галереи Зураба Церетели, где проходит выставка Виктора Ершова. Пока искал его, заглянул на третий этаж, где висели снимки в том числе Никиты Шохова. Кто это такой, понятия не имел, но фотки прикольные. Ревущие 90-ые в полный рост. Быстро обойдя экспозицию, попытался улизнуть и продолжить поиски Ершова. Но тут меня поймала бодрая, интеллигентного вида смотрительница.
- Вы уже все посмотрели? – удивилась она недоверчиво, перегородив мне выход.
- Ага, посмотрел, - со стыдом признался я.
- А фошистов видели? – решила проверить мою внимательность смотрительница, по-прежнему закрывая выход крепким телом.
- Каких фошистов? – искренне удивился я.
- Ну, там. Фошисты. В машине, - в свою очередь удивилась смотрительница.
Чуть ли не взяв меня, тупого, за руку, подвела к фотографии.
- Фошисты! – торжествующе ткнула пальцем смотрительница.
Collapse )
- Какие же это фошисты?! – наступила моя очередь удивиться. – Это же этот, как его дьявола… Хэллоуин!
- Что еще за «Хэллоун»? – расстроилась от моей политической близорукости смотрительница.
- Ну праздник такой… Американский… - не сдавался я, - День всех святых. Когда люди наряжаются всякой нечистью и празднуют.
- Нечисть? – повторила смотрительница недоверчиво. – Американцы?... – шестеренки со скрежетом покрутились, кликнули и, сложив два и два, встали на место - Ну так… Значит = ФОШИСТЫ!!! – приперла она меня к стенке несокрушимой логикой.
- Ну или даже не совсем Хэллоуин, - продолжал я упорствовать, - а так, знаете, в чем-то даже мексиканский День мертвых. Судя по рожам.
- При чем тут мертвые мексиканцы? – снова удивилась моей тупости смотрительница. – Фошисты же!
Тут я не к месту вспомнил еще Кроссбоуна, персонажа американских комиксов про Капитана Америку. Хотел было рассказать про него, но задумался. Кроссбоун он ведь того… Национал-патриот. На Красного Черепа работал. А Красный Череп, доложу вам, это такой фошист, что клейма ставить негде, там даже Гитлер отдыхает.
Collapse )
- Фошисты, - согласился я вынужденно. – Бендеровцы блять. Хунта, мать ее. Я пойду? А?