February 9th, 2014

(no subject)

На прошлой неделе стоял на балконе и изучал цепочки следов внизу. Вот просеменил ребетенок в школу – следы маленькие, но глубокие – тянет к земле ранец, полный полезных знаний, которые вскоре перейдут в печали. Хотя, судя по глубине следов, уже переходят. Вот утоптанные ямки в сторону метрополитена. Это служивый люд на работу утром еще, по темноте, спешил. Хорошо шли, след в след. Куда там заграничным шпионам. Вон пошаркал сквозь сугроб брат председателя жилтоварищества. Я в этом доме живу уже восьмой год и ни разу не видел его трезвым, за что искренне уважаю и где-то даже боготворю. А вон и дворник широко и смело шагает по расчищенной трактором дороге и, как сеятель, разбрасывает во все стороны белую крупу.

Кстати, о крупе.

Я не знаю точно ее состав, но думается мне это гранулированный напалм, который выжигает до белой золы даже асфальт. Я понимаю, что на этих ядохимикатах, кто-то делает деньги, работая от объемов, но есть предложение. Оно еще прошлой весной родилось, когда я увидел в апреле дворников, разбрасывающих его по давно сухому асфальту. Я понимаю, что закрома родины ломятся от реагентов и их (закрома) нужно освобождать, но может есть иные способы? Не знаю, войну кому-нибудь объявить и закидать белой смертью. Чтобы в боеголовках баллистических ракет - реагенты, и снаружи ракеты плотно обвешаны мешками с реагентами, примотанными скотчем, и твердотопливные двигатели у них тоже работают на реагентах. Кого там не очень жалко? Или саранчу травить вместо пестицидов. Или честно украсть деньги, но НЕ ЗАКУПАТЬ реагент в нагрузку? Я понимаю, что просто так воровать не принято, не благородно в чем-то. Но думаю в этом случае можно сделать исключение. Просто назовите сумму, а москвичи поддержат.

Кстати о Москве.

Понимаете, что кроме чисто физического ущерба траве, асфальту, обуви и бюджету города, химикаты ведь уже наносят и ущерб в том числе духовный. Постепенно, но бесповоротно развращая неокрепшие души наших южных братьев. Еще не так давно в рамках заочно односторонней полемики с Юлей Латыниной я писал, какие это замечательные и трудолюбивые люди. Их не испортил ни большой город с его огнями, ни жажда наживы, ни медные трубы. Но вот этот ядовитый реагент разъедает им души. Когда давеча в снегопад шел от метро, повстречал семь дворников. Семь. Из них лопатой снег чистил один. Один. Остальные шестеро вместо благородной лопаты тащили в руках мешки с химикатами, щедрой рукой сея семена зла в наш и так неидеальный мир. Двое вообще работали с санок. Один тянул за веревочку, второй бодро бежал сзади, опустошая мешок лопаткой. И глядя на лопатку я понял, что пропал город.

Кстати, о городах.

Я ведь собственно о другом писал. Посмотрел я на термометр – там минус 26. Расстроился так, что даже не секунду забыл о страшной судьбе, уготованной нашей столице. Так, что сразу полез в интернет и купил билеты до Парижа. Потом посмотрел курс доллара. Минус 35! Расстроился еще больше и забронировал вместо отеля квартиру через сайт айрбиэнби. Небольшая студия – зато в два раза дешевле отеля и расположена за углом от Риволи, в двух минутах от Отель де Вилль и в пяти минутах от Центра Помпиду. Шестой этаж, вид на крыши: сплошной Non, Je Ne Regrette Rien и Шарманбля. Первомай встречу с плечом к плечу с братским французским пролетариатом. А повезет, так еще и пару-тройку машин помогу сжечь.

Фотографический снимок ниже призван подчеркнуть некоторое принципиальное отличие Москвы от Парижа.

DSC_9026