February 5th, 2014

(no subject)

Какая прелесть http://lenta.ru/articles/2014/02/05/bigotry/
Взрослый, судя по всему мужик, основатель мусульманской НкО “Действие”, явно полностью ебанутый на всю голову, преследует 14-летную девочку. Звонит ей, ее матери, в ее школу. Недвусмысленно угрожает.
Что происходит далее?
Государство однозначно выступает на стороне ебаната.
Девочку ставят на контроль в детской комнате.
К ебанату вопросов ни у кого не возникает.

Ночное

Вот иногда спрашивают – а что собственно в стране происходит? Вот это вот все – оно что? А главное – зачем? И еще главное – откуда и доколе? Что характерно, я и сам тоже задаюсь этим вопросом. Действительно зачем? Ладно бы был какой-то глобальный бесчеловечный заговор. Или цель какая-то, пусть живопырная, но конкретная и желательно достижимая. А то ведь, складывается впечатление, творится хрень просто ради хрени. И у меня таки ответов есть. Даже несколько на выбор. Есть ответ длинный и скучный. Есть короткий, но тоже скучный. А есть аналогия. Она, как и всякая аналогия - утрированная, примитивная и пошлая. Зато доходчивая. Почти что притча.

Вот представьте себе деревню. Ночью. Вы думаете, там тишь да гладь? Хрустящий лунный свет, сверчок за печкой и вообще сплошной Куинджи? Бывает и так. И бывает иначе. Бывает натурально аццкий ад. Там же в каждом дворе собачки. А собачки лают. В том числе и по ночам.

С чего все обычно начинается? Сидит, скажем, условный Бобик у себя в будке. Кругом темно. Страшно. А тут прохожий мимо идет. Или даже никто конкретно не идет, а просто почудилось что-то. Зловещая тень у сарая - это подлый тать крадется тырить хозяйскую картошку. Или мелькнуло что-то рыжее и хвостатое у курятника. Или привиделось, что к самому Бобику подкрадываются, например, сзади. Например, волки. С Запада. Чтобы, значит, надругаться. И Бобик начинает лаять. Заливисто и исступленно. Потому что это самый правильный шаг. В любой ситуации. Всегда. Боишься? Лай! Сомневаешься? Лай. Делать нехрен?... Лай! Если вдруг и правда где-то есть тать или волк, испугается и убежит. Если нет никого, что наиболее вероятно, хозяин оценит. Поймет, что ты на страже. Бдишь. Бережешь покой и добро. Чем больше и чаще лаешь – тем сильнее бережешь. Болеешь всей своей собачьей душой за правое дело.

А раз Бобик залаял, тут же и все остальные подтягиваются. Даже если знают, что нет никакой опасности. Что Бобик - давно и крепко свихнувшийся параноик, помешанный на волках и жопе. Все равно приходится лаять. Потому что если Бобик добро хозяйское так активно сторожит, значит и всем надо также активно. Нельзя выделяться, нельзя дать повод заподозрить в равнодушии. Важно продемонстрировать бдительность и лояльность.

И вот уже тишина сменилась диким шумом. Со всех сторон идет надрывный лай, когда каждый старается переплюнуть всех остальных. Показать, что именно он самый верный и преданный. Цепная реакция. И останавливаться нельзя. Уже и лай перешел в хрип, хрип в вой, ноги дрожат, на губах пена, а останавливаться никак. И хозяевам самим это все уже поперек горда – спать невозможно, а сделать ничего нельзя. Ну, выйдешь, загонишь Бобика пинками под крыльцо. Что изменится? Ничего. Сам Бобик не поймет, за что, и искренне обидится. Он же хотел как лучше. Как понимал своим собачьим умом. Остальные решат, что Бобик получил люлей, потому что наоборот лаял недостаточно энергично. И лишь удвоят усилия.

Это я к чему?.. А! К тому, что нам остается тупо ждать. Или устанут, охрипнут и вконец потеряют голос. Или наступит наконец утро, встанет солнышко, и все само успокоится. Протрем красные с недосыпу глаза. Заварим кофе покрепче. Посчитаем покусанных и вколем им прививки от бешенства. Бобика сдадим в полуклинику для опытов. По возможности максимально жестоких. Да и заживем вновь по-людски.

Остается только ждать утра.
Только ждать.
Просто немного подождать…

Ну или взять ружье и пристрелить нахуй парочку самых заливистых.