September 23rd, 2013

Движение неприсоединения

А ведь действительно интересный вопрос, почему именно наши люди шарахаются, натурально просто как чорт от ладана, от любой активной политической деятельности. От нормальной такой, т.е. и не истеричной, но и не с тысячью оговорок-оправданий. Мне тут видится две основные причины. Вернее даже полторы.

Дисклеймер: я ни разу не психолог (и даже совсем наоборот – чувствую себя ближе к пациентам, причем чем дальше, тем то чувство сильнее), поэтому могу ошибаться. И даже настаиваю на своем праве ошибаться, но чтобы искренне, от души. Могу и изобрести давно изобретенный велосипед. А могу одновременно и ошибаться, и изобретать велосипед. Такая у меня мятущаяся душа. Дисклеймер два: все нижеописанное относится и ко мне тоже.

Так вот, первая причина холодности и отстраненности нас, простых людей, (не главная, а потому половинка) заключается конечно в политических лидерах. Не в том смысле, что они глупые или нехаризматичные, или мутные, или жуликоватые, хотя всего этого конечно изрядно. Проблема в том, что эти лидеры – НАШИ. С присущими нам всем недостатками, чуть ли не главным из которых являются крайне низкая договороспособность и абсолютная уверенность в собственной правоте. Никто не хочет уступать, идти на компромиссы, договариваться. Не хотят всего этого делать они друг с другом, но это полбеды. Совсем беда, что не хотят они и слышать точку зрения, даже чуть-чуть отличную от своей, и от своих сторонников, т.е. от нас. Поэтому-то и все партии у нас (кроме коммунистов и разных искусственных гомункулов с лицом воскресшего накануне Суркова), по сути - карликовые, вождистского типа. Поэтому каждый создает себе собственную партию. И сторонники потенциальные создают себе партии, и сторонники сторонников. В результате все лезут в Д’Артаньяны... По улице уже нельзя пройти из-за Д’Артаньянов. И каждая такая партия в абсолюте стремится к размеру терх мушкетеров. Я – вождь, а вся партия состоит из жены и тещи. Да и теща – это уже внутрипартийная оппозиция со склонностью к расколу.

Вторая и основная причина в том, что наш человек (напоминаю на всякий случай – я тоже) очень боится выглядеть лохом. Нет ничего страшнее для него, чем обвинение в лоховстве. Каждый ведь в глубине души считает себя если не самым умным, то поумнее большинства окружающих уж точно. Считает так, но до конца в этом не уверен. Считает, но сомневается. А потому ищет подтверждения и бежит неоднозначных ситуаций, положений и решений. А политика – вообще такая область, где действовать приходится в условиях недостатка информации ВСЕГДА. По дефолту. А основным занятием профессиональных политиков видится (вполне справедливо) стремление надуть, обмануть, развести. Поэтому в пределе страх показаться лохом приводит к полному неучастию в любой политической жизни вообще. «Все они там одинаковые», «одна шайка», «все равно ничего не изменится» и т.д. Посыл? Я – умный, их, падлюк, всех насквозь и раком вижу. Одним словом – НЕ ЛОХ.

В непредельном состоянии страх лоховства выражается в огромном количестве оговорок. «Я конечно все понимаю, а потому не одобряю, не разделяю, не…, не…, не…». Сомневаются, мечутся, страдают. Почему-то всегда вслух и на людях. Чтобы зафиксировать где-то свои сомнения, донести их до окружающих максимально полно. Такая «поддержка» в результате приводит к тому, что поддерживающий приносят поддерживаемому вреда чуть ли не больше чем пользы. Зато НЕ ЛОХ.

Collapse )