June 14th, 2013

Встреча с прекрасным

На днях ходил на концерт классической музыки. Родственники заманили. Как обычно, обманом. Но не той классической музыки, где на пианинах играют тонкими нервными пальцами Шуберта-Моцарта – на таких концертах я бывал многократно. А такой, где поют оперные арии девушки с высокими голосами и бюстами от первого до третьего включительно, чего я раньше никогда вживую не слышал. Только по телевизору и только в дуэте с Фредди Меркьюри, покойничком.

У меня раньше была оригинальная концепция органического духовного роста меня над собой, сопровождающегося непрерывным утончением вкуса. Родилась она в тот момент, когда я от группы Модерн Токинг и италодиско, пройдя через искушение тяжелым металлом, дорос до классического рок-н-ролла. В дальнейшем она подтвердила свою состоятельность, когда в 30 с чем-то лет я добрался до блюза, и дальше по плану, быстро одолев джаз, должен был воспарить духовно до классической музыки. Но случился затык, и я так и застрял на блюзе. Поэтому приглашение посетить встретил с энтузиазмом – глядишь и откроется новая чакра в неожиданном месте.

Концерт происходил в лютеранском петропавловском соборе. Я концертов в соборах, вооруженных органом, вообще-то опасаюсь. Причина обычная – детская психотравма. Как-то классом мы посещали славный город Ригу, году в 89-ом, если мне память не изменяет. Одним из пунктов культурной программы был органный концерт в Домском соборе. Играли, думается, Баха. Потому что на органных концертах в соборах всегда играют Баха. И даже если какое произведение по ошибке написал вдруг иной автор, то все равно – это Бах! Потому что копировальный аппарат – это Ксерокс, прозрачная изолента – Скотч, а органная пестня – это Бах. Я настаиваю и не надо тут. В общем все было строго и торжественно. Пока я с устатка не задремал, и мои очки с грохотом не свалились на пол. БА-БАХ! А очки при советской власти делали на совесть – из толстой пластмассы с тяжелыми стеклами. Ими при определенной сноровке заместо кастета можно было орудовать. Плюс я угодил аккурат между двумя песнями Баха. Ба-Баха. Сон прошел, и я стал украдкой разглядывать остальных любителей искусства. Понятно, минимум треть спала. А то и половина. Но поскольку люди сплошь интеллигентные, никто не храпел, не дергал руками-ногами, предаваясь порочным и разнузданным сновидениям. А те, что в очках, опытно профессионально закидывали голову назад, избегая конфузов подобных моему. Разве что то тут, то там текла из уголка рта шальная струйка слюны. Да и та бежала с редким достоинством. А потому что культура! Прибалтика!

Шел с подозрением. С выражением лица, дающем ясно понять, что не охмурить вам, ксендзы, Козлевича. Я был готов ко всему. Почти ко всему. Но только не к чистому бесплатному сортиру прямо внутри храма. Вот он настоящий прозелитизм! Это не листовки у метро, не звонки в дверь с предложением поделиться благой вестью и не массированный бестолковый десант проповедников во глубину сибирских руд. Это удар по дых. Потому как в наших храмах присказка про «Христос терпел и нам велел» приобретает несколько двусмысленный оттенок.
Collapse )