May 24th, 2013

Забег в ширину

А вы замечали, как ловко и ненавязчиво таксисты умеют внушить пассажиру чувство вины? Иная женщина может поучиться. Садишься в машину, весь такой радостный и в предвкушении путешествий и приключений, а тут начинается ненавязчивый, фоновый, но крепко скроенный поток жалоб. На дороговизну бензина, на пробки, на гаи, на геморрой, на тяжелую жизнь в целом. Понятно, что денег я больше, чем договаривались, все равно не даю. Но через раз испытываю смутное чувство, что вроде бы остался должен. Что вот хороший человек потратил на меня частицу своей драгоценной, дарованной богом жизни, которая конечно дороже любых денег, но для начала можно попытаться возместить и деньгами. А настоящие мастера умеют настолько красноречиво молчать, что хочется переписать на них какую недвижимость или хотя бы упомянуть в завещании.

Поэтому в этот раз я сразу взял быка за баранку. «Шеф, - говорю, - я волнуюсь, потому что мне деньги жгут ляжку. Их же надо пристроить. Нужен праздник. А то всего через два дня приезжает жена. И мне нужно успеть организовать маленький бардак. В честь прибытия, так сказать. Аккуратненький такой бардельеро... Где тут в Барнауле нынче принято устраивать забеги в ширину?»

Шеф, сбившись с привычного перечисления горестей свей тяжелой жизни, на минутку задумался. «Я вообще сам-то по клубам не хожу», - начал он издалека. Да. Да! ДА!!! Тут-то бы мне и насторожиться! «Но вот чаще всего я, если неподалеку, забираю у «Кефира». Потом этот… «Зеркало». На Молодежную часто вызывают». «Вот! - вскричал я. Шеф, не зря ты мне с первого взгляда понравился!» И я вылез из машины, от всего сердца его поблагодарив, т.е. не став унижать хорошего человека мелкими чаевыми.

«Кефир» оказался типа кофейней на сплошь застеленном четвертом этаже нового здания с прекрасным видом на город. На ярких цветных диванах сидели мамы с дитями и кушали мороженное. Ну что ж, подумал я про шофера. Один раз – не лгбт.

«Зеркало», как мне потом рассказали, действительно было прекрасным тусовочным местом. Но он недавно закрылся на реконструкцию.

Кабак на Молодежной назывался «Большой», и я прекрасно знал это место. Мне там еще в 90-ые минимум один раз разбивали очки и минимум один же раз забирали в ментовку. От полноценного протокола меня тогда спасла только внезапная насильственная смерть местного авторитета Колокоши в соседней гостинице «Барнаул» - вся милиция резко стянулась туда на операцию "Перехват", которая спустя полтора года и несколько трупов плавно переросла в операцию "Перехват управления". В общем, жизнь там всегда била ключом, особенно случайных прохожих, из-за расположенной рядом общаги Сельхозинститута и несколько специфического контингента ее населяющего. Беглый взгляд на четырех бритых вышибал на входе и крепкие дубовые столы в глубине, явно заточенные выдержать любые катаклизмы, подсказали мне, что за последние 20 лет тут мало что изменилось. Кроме меня. Скакать по столам, ловко отпинываясь от деревенских гвардейцев кардинала в ходе очередного массового поебища, очень весло когда тебе 20 лет. В 40 же жизненные приоритеты выглядят несколько иначе.

Послал образованному таксисту луч поноса и отправился в знакомый по предыдущему приезду клуб «Пистолс».

Еще на входе обратил внимание на странные звуки раздающиеся из глубины. Громкий, такой, знаете, хорошо поставленный отчетно-перевыборный женский голос вещал что-то про здоровье, больницы и прочую медицину. Эка как я удачно зашел, подумал я, - похоже, попал на какой-то съезд врачей-вредителей. Смогу узнать много нового, а повезет, так и бесплатно проконсультироваться. Хотя странное место встречи конечно – в четверг вечером в центровом кабаке. Ну так на то они и вредители, а местами так и даже космополиты. Разволновавшись, прямо с порога заказал рюмку вкусного.

Оказалось, врачи не живые, но от того не менее вредительские. Это какая-то тетечка по телевизору выступала в программе Малахова. Да. Вечером в полупустом кабаке на полную катушку работал телевизор, в котором громко торговал лицом Малахов, который, ясно, сам вредитель почище чем врачи вместе взятые. Заказал еще рюмку и пожрать.

Пока ждал, вынужденно слушал. Передача была посвящена иглоукалыванию. Одна половина экспертов рассказывала, какое это иглоукалывание жуткое ЗЛО, вторая половина яростно защищала. Голосистую тетечку сменил Барри Алибасов, который задушевно поведал мне, что лично ему иглоукалывание очень помогло. Оно его, можно сказать, с того света вытащило. Без него он бы давно помер, может, уже. Тут я понял, что иглоукалывание действительно – страшное ЗЛО, и стал болеть за первых, скептически настроенных экспертов.

Тут в клубе дополнительно к телевизору врубили музыку. И некоторое время они выступали параллельно. Заказал еще рюмочку плюс пиво и принялся с азартом наблюдать. Сперва верх брали плохие эксперты с примкнувшим к ним Алибасовым. Но затем хорошие постепенно перешли в довольно успешную контратаку, демонстрируя каких-то грустных детей и прочих инвалидов, пострадавших от иголок, а еще съемки скрытой камерой, в ходе которой они требуют у каких-то нетрадиционных целителей какие-то патенты, лицензии и сертификаты, а те, пойманные с поличным, неубедительно врут и мерзко изворачиваются. Тут звук у телевизоров выключили совсем, оставив только картинку.

Немедленно выпил, в волнении ломая руки и впиваясь до крови в ладони ногтями. Эксперты уже прыгали по студии, краснея мордами и разинув в молчаливом крике рты. И даже начали хватать друг руга за грудки. Поскольку рожи у экспертов с обеих сторон были как-то очень одинаковые, я скоро потерялся, но продолжал надеяться, что наши побеждают. Еще очень надеялся на развитие дискуссии в полноценную драку. Чтобы дуэль на иголках до самоей смерти. И чтобы проигравших экспертов хоронить только в закрытых гробах, а победители чтобы выглядели вот так:



Тут передача кончилась, и кто взял верх, осталось не ясным.

В общем забег в ширину в первый день оказался дольно узким. Настолько узким, что город вряд ли вздрогнул. Вряд ли вообще заметил. Лично я и то почти не заметил. Поняв, что при таком размахе куролесения мне скоро и лото на лавочке с окрестными старушками будет казаться лихим загулом, решил предпринять радикальные меры. Позвонил доктору Мышьяковичу.

А где-то в ночи икалось несчастному таксисту…

Под катом две картинки, не имеющие никакого отношения к описываемым событиям, кроме некоторой географической близости.

Collapse )