February 24th, 2012

Ночное брюзжание

Кажется, понял, что меня так настораживает в текущей ситуации. Это огромное количество молодежи с обеих сторон. Это и молодые лица на демонстрациях, и молодые пальцы в ЖЖ и на форумах. Вторых можно выкупить по бурлящему гормону, проглядывающему через буквы и слова, т.е. когда эмоция опережает смысл или даже заменяет его. У старого бурлит говно, а у молодого - гормон. Правда подозрительно много развелось молодых, у которых вместо гормона говно, с чего я собственно и начал.

Это я в свои 40 лет могу (в смысле возможности) обсуждать политику, интересоваться ею и даже изредка заниматься. Потому что у меня уже есть красивая жена, т.е. секс мне в принципе обеспечен. А часто и по многу бухать мне не позволяет здоровье. А какое оправдание у молодых? Почему у них на эту политику остается так много времени, вернее даже вообще?! В дискуссии уже подтянулись мальцы вплоть до 15-летних, не говоря уже о 20-25 годовалых. Я не хочу показать оригиналом, но меня в их возрасте занимало ровно две вещи. Бухло и бабы.

В 91-ом году мне было 19 лет. Известие о ГКЧП меня застало в Судаке, где я две с половиной недели дегустировал крымские вина, портвейны и пиво. Я очень удивился и расстроился, но только до начала очередной ежедневной дегустации, в ходе которой мы познакомились с двумя юными демократками. А когда пришли в себя немного, то Горбачев уже в Москве крыл членов членами.

В 93-ом мне было 21 год, и танки палили по Белому дому. Это была первая и последняя в моей жизни осень, когда я, пусть даже частично, изменил алкоголю с анашой. Мы жили в профилактории, где на первом этаже стоял телевизор, и куда некоторыми вечерами я спускался. Смутно помню, как сидел и смотрел на стреляющие танки, потом начался мультфильм «Русалочка», я расстроился и заплакал. Потому что хотя это и был диснеевский мультфильм, до него, в детстве, я смотрел японский, сцуко, до ужаса грустный, где умирали вообще ВСЕ. Поэтому я смеялся над веселыми шутками и плакал, потому что скоро они ВСЕ умрут. Потом никто не умер, и снова стреляли танки. Потом Хасбулатов превратил Ельцина в красивую русалочку, но взамен отнял у него голос. Потому по танкам стреляли Желтые субмарины. Потом на втором этаже мы познакомились с каким-то молодыми демократками.

В 96-м году мне было уже много – аж целых 24 года. И я начал вести полноценные политические дискуссии. Хорошо помню одну. Когда по дороге из бара в дискоклуб я поспорил со своими товарищами, уверяя тех, что голосовать за Ельцина в первом туре никак нельзя, даже если они против Зюганова. Товарищи мне возразили, я уже приготовился возразить им, но тут мы дошли до долгожданной дискотеки, битком набитой молодыми демократками.

И так постоянно. Стоило хоть чуть-чуть пробудиться самосознанию, гражданственности, ответственности, как на их пути возникали девки и накат. Или хуже. Необходимость постоянно и помногу работать, что заработать на них же.

Я не говорю, что такое плотное увлечение политикой это плохо. Нет. Но если выбирать между с одной стороны политикой, а с другой стороны девчонками и вином, я всегда выбирал второе. Наверное, я был молодым уебаном. Да чего там «наверное». Им и был. А что делать...

Я понимаю, что сейчас решается судьба отчизны. Что страна стоит на развилке. Но страна стояла на развилке и в 91-ом, и в 93-ом, и в 96-ом, и в 99-ом, и даже в 2004-ом немножко. И начинает закрадываться страшное подозрение, что развилка эта одна и та же. Только камень на ней меняют. Но предсказания на нем непременно самые дурные – куда ни поедешь или коня или живот обязательно потеряешь. Только стилистика текста меняется в зависимости от того, которые дискурсмонгеры сейчас у руля. И развилка эта, к сожалению, никуда не денется. Это у нашей страны такая особенность. А вот девчонки и бухло сгинут. И по данному поводу будет действительно мучительно больно.

В общем. Как мне (и только мне) кажется. Но в 20 лет термин «цветная революция» должен обозначать строго одно. Переход с блондинок на брюнеток. «Оранжевая» - на рыжих. Ну а про розы и тюльпаны, так и вовсе очевидно.