February 12th, 2012

Too Old to Rock 'n' Roll: Too Young to Die!

Вообще мне конечно сорока еще нет, чего бы вы там в моем мониторе не думали. Но срок уже несколько ближе, чем бы хотелось. Это не то чтобы расстраивает, но заставляет задуматься.

40 лет – это такой возраст, когда ты уже наполовину мертв.

Т.е. с одной стороны, никто еще не будет хвалиться тем, что, скажем, помог тебе перейти через дорогу, продукты принес или место в транспорте уступил. До такого конечно пока далеко. С другой, никто ведь не станет и тобой хвалиться или гордиться. Типа «а мой вона как уже»! Потому что, ну действительно, чего такого можно достичь, чтобы всех переплюнуть? Денег заработал, карьеру сделал, написал что-то там или сочинил? Эка невидаль! Вон Стив Джобс, Моцарт, Пушкин, Лермонтов, Рафаэль. Они еще к 30 годам уже ого-го чего натворили. И действительно, что тут скажешь. Разве что - я все равно круче! Потому что они не дожили.

Доктора по большому счету перестают лечить. 40 лет, батенька. Ну, да, тут болит, там колет... И будет болеть и колоть, и (тут - радостно) дальше будет только хуже. Правда, могут поделиться парой жизненных историй про других сорокалетних, которые в гораздо худшей форме, и вы на их фоне вполне себе. Утешает слабо – хорошо конечно быть самым румяным покойником. Так ладно, если бы хоть на Новодевичьем закопали. Какое-никакое достижение. Но чтобы лежать там, надо ночью перелезть через забор, вырыть могилу, закопаться и помереть.

Хорошо, страховка есть – по ней тебя станут лечить с большим энтузиазмом, хоть бы и от родильной горячки. В исцелении твоем доктора конечно не заинтересованы, но стараться будут, ведь если ты помрешь, прервется крайне интересный, а главное денежный процесс. Это вселяет осторожный оптимизм.

А к докторам не-по-страховке не хожу вообще. У тех, которые от государства, установка, чтобы ты протянул до 60-ти, а дальше не очень желательно. Там у них и так дефицит пенсионного фонда. И в какой момент они начнут воплощать эту программу, неизвестно.

А если нечаянно помрешь? Было бы 20 лет, все бы плакали, потому что реально ведь жалко. Молодой, все впереди. А 40-летний? Ну помер и помер. Бывает...

Собственно уже и спортом занимаешься, не затем, чтобы стать здоровее и сильнее, а чтобы затормозить процесс ухудшения. Какое там новое здоровье? Тут бы старое не так быстро терять.

Держишься как за последнюю соломинку за курение и фрагментарное пьянство. Потому что, как совсем прижмет, можно бросить, и (в теории) резко станет лучше.

Но не бросаешь, потому что, а вдруг не станет?

С опаской начинаешь смотреть на некоторые вещи, на которые раньше плевал. Высота, глубина, скорость, темнота. Это все друзья молодежи. А от нее (молодежи) лучше по нынешним временам держаться подальше. Это вход у жизни всего один, а выходов очень, очень, очень много. И поджидают они в самых неожиданных местах.

Все ждешь наступления кризиса среднего возраста. Говорят, он есть, и он – жопа. Только настроение ухудшилось, сразу пугаешься – не он ли то пришел? Масленица... Нет, вроде не он... Хорошо.

А в какой-то момент, думаешь: а ебись оно все конем! И даешь цыганочку. С выходом.