?

Log in

No account? Create an account

Ноябрь, 29, 2010

Мы когда ездили в Штаты в начале 90-ых, видеомагнитофоны были у нас в городе еще редкостью – имелись в основном у состоятельных пацанов, к которым я не относился. У меня вот и сейчас его нету (жизнь прошла зря).

Поэтому просмотр шел в основном в видеосалонах, где ты не мог особо повлиять на репертуар (жри что дают!). Поэтому когда мы вырвались на американские просторы, мы припухли. Сперва выяснили, что в студенческой библиотеке есть и видеомагнитофоны, и коллекция собственных фильмов, довольно обширная. Подходишь к стойке, заказываешь фильм, тебе его выводят в кабинку на телевизор, где и смотришь через наушники. Или можно забронировать целый зал с большим телевизором для группового просмотра. И никого не волнует, что именно ты там смотришь! Хотя на порнуху, подозреваю, нахмурились бы.

Потом выяснили, что фильмы можно вообще брать в видеопрокате по соседству (не новый – 49 центов, новый – полтора доллара) и также смотреть в кабинке. На любые недоумения по поводу странности такой схемы объясняли, что мы дикий народ из России. Только вот коммунизм победили – еще даже кровь с кистеней не счистили.

Так вот. Как то мы взяли фильм «Аэроплан». Сперва по поводу лошадиного хохота нам пытались поставить на вид сами работники библиотеки. Мы опять сослались на трудность детства и страну происхождения. Но окончательно они успокоились, когда выяснили, что именно мы смотрим. Потом на нас пытались наезжать другие посетители библиотеки, но тут уже сами работники шепотом им вежливо объясняли, что это русские смотрят первый раз в жизни фильм «Аэроплан».

Вы бы видели их дикую, но абсолютно искреннюю завить на лицах!
Каждый первый мечтал очутиться на нашем месте и посмотреть этот фильм в первый раз!

Потом были Голые пистолеты, Дракула, 3-е и 4- Страшные кина. Но с тем первым Аэропланом уже ничто не могло сравниться. А потом я наткнулся на имя Лесли Нильсена в титрах какого-то фильма из 70-ых и выяснил, что до 80-года он считался не первой величины, но вполне себе серьезным актером. Играл в драмах, боевиках и даже фантастике. Но воспринимать те его роли серьезно было уже невозможно. Даже в самые драматические моменты я подозревал подъебку и мог заржать в голос.

Вот это сочетание благообразной внешности, идеальной прически и абсолютно дебилизма происходящего. Та тотальная ахинея, которую он, как никто другой, мог нести с абсолютно серьезным выражением лица. В этом ему равных не было. Он был гениальный комик. От бога.

Земля пухом.