?

Log in

No account? Create an account

Июль, 28, 2010

Аллилуйя!

Кстати о проповедниках.

При историческом материализме с ними было плохо – дефицит наблюдался, как и со многим другим. Живого батюшку, если знать места, еще было можно поймать, лучше на Пасху, а чтобы настоящего проповедника – такого нет. Поэтому образ его складывался больше из литературы. Такая гремучая смесь из Достоевского, Моисея и Распутина.

Проповедник представлялся здоровым косматым и бородатым мужиком в мешковидной хламиде и обязательно босиком. На груди его висел крест в пулевых вмятинах, под мышкой потрепанная библия, а рука постоянно вытянута вперед, венчаясь грозящим корявым перстом. Он клянет грешников, призывает людей покаяться, стращает адскими муками.

Хотя чего это я. Это христианских проповедников не было, но были другие. Разноразмерные мужики, с короткими прическами и без бород, в мешкоподобных костюмах фабрики Большевичка. На груди красный в пулевых вмятинах значок, а в руке указующий пухлый палец.

Они проповедовали то же учение только под другим углом. Царствие небесное на земле через 20 лет (всегда строго 20, начиная от текущего момента). Штатный проповедник был в каждом учреждении, части и даже каждой школе. Да чего уж там, я и сам проповедовал. В комитете комсомола. Первые два года – политическую ситуацию. Я ходил по классам, рассказывал, как линчуют негров, как все загнивает, как милитаристы готовят нам Апокалипсис. Пугал не крепких верой адскими муками, предостерегал от греха и распутства. Тряс Капиталом и грозил не подеццки узловатым пальцем.

Так запугал всю школу, что на третий год меня перевели на культурно-массовый сектор. Я не ослабил накал. Устраивал ярмарки, средства от которых шли в Фонд Мира. Предостерегал некрепких от искуса, прививал нестяжательство. Гнал поганю метлой битломанов, неформалов и нигилистов. Жег во дворе пластинки Блек Саббат. Главным местом для проповеди сделал проводимые мною по пятницам дискотеки, где насаждал патриотизм. Глупцы ждали Модерн Токинг, Си Си Кетч и Бэд Бойз Блю, а получали Антонова, Боярского и Веселых ребят. Я же грозно возвышался за пультом магнитофона, нажимая железным пальцем на кнопки. А подходящих с неуместным просьбами поставить «Шери, шери леди», низвергал вниз, как древнего змия, называемого диаволом и сатаною.

А потом все как-то очень резко кончилось. В институте комсомол уже почти распался. Коммунисты разбежались. И только одинокая преподавательница Истории КПСС каждую лекцию заканчивала растерянными словами: «а может, все было совсем наоборот».

Поэтому возникновение в жизни нашего города настоящих проповедников я встретил с огромным энтузиазмом. Был это год 91-ый. Почуяв ослабление власти, ринулись к нам разные американцы, в основном из Церкви Христа. Прозелетисты. Ловцы душ человеческих. Меня в помощники определили прямо на кафедре. Вызвала мама и спросила, а не хотим ли мы подработать? Надо тут двоих водить с лекциями и переводить. Всегда! Ответил. Ибо труда не чурался даже в младенчестве.

Проповедники были среднего и старшего возраста, одеты в пиджаки и галстуки. Врачи, как оказались. С утра они имели желание читать всем желающим лекции о вреде курения. А Христа продвигать по вечерам. Были бы они русские – хрен бы они затянули на свои посиделки хоть одного человека. Но они были американцы, которые тогда встречались чуть чаще снежных людей и чуть реже марсиан. Потому собирали полные аудитории. Несмотря на дикцию того, что постарше (с Техаса), которая в русской таксономии называется «полный рот хуев набрал». Мы с ними прошли студентов меда, родного педа и политеха, заглянули к врачам в горбольницу. Раза с третьего я уже наизусть знал, что они говорят, и не слушал даже, впадая в привычную колею и раж. Я клял курильщиков, призывал громы и молнии на Бийскую табачную фабрику, славил предупреждающий Минздрав. Народ внимал с открытыми ртами. Проповедники удивлялись эффекту своих речей. После лекций же мы выходили покурить вместе со студентами, медиками и заслуженными врачами. Обсуждали услышанное. Главврач горбольницы рассказывал случаи из своей практики, завкафедрой медицины показывал, как выглядят внутренние органы. Встававшие картины были устрашающие, как описания адских мук, и для успокоения нервов все присутствующие тут же закуривали по новой.

Вечером пошли на разведку на предмет перевода настоящих проповедей. Народу собралось как на Первомай. Никогда не думал, что в городе столько людей, искренне заблуждающихся во мнении, что они знают язык. Пока мы со своими 600 баллам в Тоффеле высокомерно поглядывали на самоучек, всех приличных проповедников разобрали. Пришлось довольствоваться каким-то косноязычным деятелем. Сели. С одной стороны американ, не умеющий связать двух слов, с другой – два простых парня из политеха, не отягощенных интеллектом. Американец чего-то бубнил про Бога, которого он сравнивал с работником железной дороги. Типа вот он стоит на берегу реки. В реке внизу тонет его сын, на мосту вверху идет поезд с сотнями пассажиров. Надо выбирать – либо бежать вниз спасать сына, либо вверх перевести стрелку, иначе весь поезд под откос. Рассказывал мутно и неинтересно. Без огонька. В глазах слушателей я уже видел искренние скуку и недоумение. Пришлось включить привычный IDDQD. Я начал не переводить, а пересказывать, внося исправления и дополнения, постепенно перестав слушать вообще, что он там бормочет. Я жег глаголом, топал ногами, тыкал пальцем в грудь. «Путь коммуниста труден ибо препятствуют ему себялюбивые и тираны из злых людей». «Ленин воскресе». «Добрые самаритяне всех стран, объединяйтесь!» Студенты зависли, американец ошарашенно озирался. Я же забрал положенные мне деньги, из расчёта 1 доллар за час, и гордо удалился, погрозив им на прощание пальцем.

И теперь временами находит, особенно когда нужно выступать перед большой аудиторией. Листаешь слайды презентации, бубнишь что-то про стратегии, цели, индикаторы, а потом…. КАК! Покайтесь! Кричу. Не откатывайте, да не судимы будете! Не возжелай бюджета соседа твоего! Легче верблюду пройти через игольное ушко, чем не выполнившему годовой план получить бонус! Тут я начинаю активно подпрыгивать и приплясывать. Ручкой – раз, ногой – брык. Аки зверь, выходящий из бездны, сразится с конкурентами нашими, и победим их, и убьем их! Аллилуйя, братья и сестры! В этом месте наступает тишина, все испуганно пригибаются и только следят завороженно за моим крючковатым, указующим в небо пальцем. А я мечусь, развивая на ветру трехдневную щетину. Белая полотняная рубаха выбивается из брюк. Спасение и слава, и честь и сила Президенту нашему!

Такие встречи пользуются большой популярностью.

Аллилуйя! 

Метки: