?

Log in

No account? Create an account

Июль, 12, 2010

Прилетать во Францию не правильно. Во Францию правильно приезжать. Лучше на лошади, с саблей и в папахе. Склоняясь с нее (с лошади) к французам и говорить им bistro-bistro, подкручивая ус и зыркая глазом. В смысле – наливай! Что характерно – могут и налить. Отношение к русским хорошее, причем в основном еще из-за Первой Мировой. Там в каждом провинциальном городе стоит памятник героям именно WW1, а часто и русским солдатам. О Второй – ни намека, типа и не было ее. Что, учитывая сногсшибательный стратегический успех линии Мажино, по-человечески понятно.

Пересекая границу, ждал, что вот сейчас что-то случится, снизойдет благодать, отверзятся небеса, и хор ангелов грянет приветственную Марсельезу. Но произошло все буднично – вот канал, а на другом берегу уже Франция, которая и от Германии сильно не отличается, только язык вывесок меняется. А что хотите – Эльзас. Но чем дальше в лес, тем толще партизаны. Пейзаж за окном постепенно менялся. Вот уже и домики пошли другие. Не свежевыкрашенные с яркими красными крышами, а отштукатуренные специальным желтоватым раствором, который уже на следующий день выглядит так, будто ему лет 100, придавая дому благородный исторический осадок. Крыши поблекли до желто-коричневого цвета. В двориках резко добавилось цветов с упором на розы. Коровы сменили окрас. Если в Баварии они белые с черными пятнами, в Баден-Вюртемберге белые с рыжими пятнами, то во Франции они просто белые. Или очень чистые. Лошадей много. Сказывает мушкетерская наследственность.

Эльзас плавно перешёл в Бургундию. Все, что знаю о Бургундии, подчерпнул из очень хорошего исторического фильма «Тайны Бургундского двора» с Жаном Маре. Знаю, что в средние века был у них герцог, тот еще гандон, который постоянно злоумышлял против законного короля Франции. Был богаче, бойцов у него было больше. Короля натурально опускал. Но у короля был Жан Маре, который герцога и зарезал. Справедливость восторжествовала.

Моторка стоит на пристани в городе Сан-Жан-де-Лон. Там много моторок стоит. Круглый год. Пол городского бизнеса на том и держится. Моторки принадлежат в основном англичанам. Приедет хозяин пару раз в год, поплавает по рекам и каналам, попивая вино и закусывая сыром, а потом снова зачехляет. А то и не плывет никуда. Недалеко от нас на причале стояла лодка. Так хозяин выходил с утра, садился на палубе, пил колу и читал газету. После обеда читал книгу и пил белое. Вечером ничего не читал и пил красное. Утром я видел его выносящим пустые бутылки, а потом все повторялось. Действительно… «Удочки не брать, из автобуса не выходить». Моторки даже никто не охраняет! Закрыл на ключи дверь внутрь и уехал на год. Приехал – все цело.

Моторка снаружи Внутри Пристань Гнездо

Лодки разные. Простенькая железная без особой отделки стоит от полтинника. Хорошая - уже больше ста. А тысяч за 300 можно взять баржу больше 20 метров длинной и несколькими комнатами, полностью нафаршированную. С такой баржей и дом не нужен. Плавай из города в город, причаливай и живи. Что, например, Пьер Ришар и делает. А в каждом городе есть пристань, как правило, в центре. В общем, в жизни моей появилась цель. Баржу не баржу, а что-нибудь такое метров на 15…

Мы между тем зашли в магазинчик, набрали сыра, мяса, приправ, сыра, хлеба, вина, воды, сыра. Наткнулись на полку с пивом. Пиво было французское. И не просто французское, а именно бургундское. Да еще и нефильтрованное. Как старые пивных дел дегустаторы, подошли со всей серьезности и взяли всякого по одной – темного и светлого, крепкого (до 8 градусов) и легкого. Вышло бутылок пять разных. Только бросив пакеты, взялись дегустировать. Тут-то шаблон и разорвало. Французское пиво оказалось лучше немецкого! Никогда бы в жизни не поверил, что такое возможно. Плюнул бы в глаза человеку, который только посмел такое предположить. А вот. Как теперь жить-то?!

Надегустировавшись всласть, завели и мотор и под «Из-за острова на стрежень», вырулили на Сону. Хорошо! Как говаривал Маяковский. Хорошо! Лодка дает километров 14-15. Плюс такой же скорости ветер навстречу. Стою на носу. Гордо повернувшись профилем к берегам. Ветер развивает пышную шевелюру длиной в три сантиметра. По берегам гуляют коровы. Люди рыбачат. Одни просто так, вторые – правильно: поставили палатки, тент, под тентом столик, на нем вино и закуски. Все как у людей. «Чего там уметь? Наливай – да пей!». Река вообще богата живностью. То рыба играет. То лебеди прямо стаями кружат. То цапля. То зверь какой-то мимо проплыл – не то выдра, не то ондатра, не то бобер. Мощно так – у нас аж лодка от волны закачалась. Поплавав, нашли место поуютнее и встали. Привязавшись к деревьям на берегу. Что характерно, глубина сразу у берега пять метров! Это я понимаю.

Стас кинулся ставить удочки. К двум привязал колокольчики, по сути превратив их в закидушки. Осторожно оглядевшись, достал и шустро закинул два экранчика. «Люблю Францию, - говорит. В Германии даже плюнуть в простоте не возможно, не нарушив правил. А тут все всем по хую, главное – другим не мешать. Свобода!» За Либерте и выпили. А чтобы два раза не вставать, то сразу за Фратерните и Олиготе. Пожарили мяса, сварили макарон. Ну как сказать мяса. Телятина – розовая и почти прозрачная. Втроем слопали килограмм стейков. Достали Гленфиддик 18 лет от роду. Тут уже и темнеть начало. Звезды полезли. Красота.

Я вот, что особенно не люблю. Когда виски в баре. В Европе сейчас вообще распространилась страшная чума – они виски наливают порциями по 20 грамм. Как в той сказе – по усам текло, а в рот не попало. Натурально - все на стенках стакана остается. Какая падла это придумала?! Да если вдуматься, 40 грамм тоже не комильфо. И лед кидать в хороший вискарь пошло. Да и вообще покупать малыми дозами, как-то это проституцию напоминает. Крепкие напитки надо брать бутылками! А вот когда плеснешь полстаканчика, от души. Откинешься в кресле, глядя на природу. И сидишь, прихлебывая, не торопясь. А как кончилось – еще полстакана. Это правильно! А если при этом закурить сигару (в этом месте Стас притащил коробку толстенных сигар), то понимаешь, все – не зря было. И жизнь ты прожил правильную, раз уж тебе в этой так воздается, то в следующей будет вообще зашибись. Вечер прошел просто замечательно.

Утром проверили экранчики и удочки. В одном застрял карась. Прочитали ему лекцию по основам Гражданской самообороны и отпустили. Только собрались завтракать, а за боротом сом. Сука, просто ОГРОМНЫЙ. Точно больше метра, а то и все полтора. Я давай метаться – искать фотик, Стас уже нож схватил и хотел за борт прыгать. Но не успел - сом ушел в глубину. Место крепко запомнили. Стас поклялся вернуться. Стали планы строит. На удочку такую Годзиллу взять сложно. Динамит, электрошокер, гарпун. Набор юного браконьера. А буквально на днях Стаска отписал – поймал он сома! Не того монстра, а поменьше – на четыре кило. Видимо, сын или младший брат. Как только пришлет фотографию – сразу выложу.

Утром вернулись в город. Поставили лодку на прикол, прыгнули в машину и рванули в Дижон. Это столица Бургундии (см. герцог – душегуб). Город крайне понравился. Что особенно запомнилось - храмы. У немцев тоже есть, но меньше числом в разы. А тут на полтораста тысяч обитателей (это сейчас – когда строили соборы было меньше в разы) четыре больших собора и много маленьких. Самый главный немудрено называется Нотр Дам. Музеев куча, и вход везде бесплатный. Местами так развалины еще от римлян остались. Сели перекусить. В чем французы знают толк, помимо вина, сыра и пива, так это в соусах. Главное - чтобы блюдо было с соусом. Тогда, независимо от размера кусочка мяса внутри, хлебушком можно насобирать и тем наесться от пуза. И будет вкусно. Обшарив центр Дижона, вернулись на лодку. Решили на ней снова заночевать. ЗЫ. Фото из Дижона тоже в другой раз, а то текст получается перегруженный.

Вечером пошли в кафе. Ужинать. Проводить на себе гастрономические эксперименты. Как врач, который привил себе холеру, я заказал сразу и улиток, и лягушек. Чтобы два раза не рисковать. А если случится что плохое, то чтобы сразу. И не мучиться. Заказ принимала симпатичная официантка, которая сперва с нами говорила по-английски, а уже во второй подход к столику включила дурку «моя твоя не понимай». Стас объяснил, что у французов это вообще популярная фишка – имитировать незнание других языков, хотя гады хитрые прекрасно говорят. Типа все истинно цивилизованные люди должны хоть немножко знать французский. Минут через 20 принесли заказ. Зажал панцирь улитки специальными щипчиками, выковырял моллюска специальной вилочкой и, осенив себя широким крестным знамением, отправил в рот. Соус вылил на краюшку хлеба и закусил им. О*УЕТИТЕЛЬНО!

Продолжил трапезу лягушачьими лапками. Улитки все-таки вызывали меньше опасений. По сути он - те же мидии, только панцирь другой системы. А земноводных жрать пока не приходилось. Т.е. если идти по отрядам позвоночных, ел рыбу, птиц, млекопитающих. Все ели, и я ел. Теперь вот оскоромился и земноводными. Собственно остались только рептилии. То бишь крокодилы и змеи. Но там уже опасно. Там еще кто кого съест – вопрос. Я их, или наоборот, учитывая разницу в размерах. Ах да, о вкусе! Да ничего особенного – немного напоминает куриные крылышки.



Такие гастрономические эксперименты пробуждают в людях все самое плохое. Любит, скажем, человек говядину. Где ее взять? Только в магазине или на рынке. Коров на ферме охраняют. Сигнализация, «осторожно злые собаки», колхозники с двустволками. А любит человек улиток и лягушек? Это же кошмар. В выходные он делает вылазки на природу, нанося последней невосполнимый урон. Прыгает по мелководью с сачком по ночам, что твой Дуремар. Шуршит в камышах. Совершает после дождя набеги на луга. Душевные травмы окрестным детям причиняет. Прочитают ребенку в садике сказку про царевну-лягушку, а в субботу папа режет этим самым лягушкам лапы, варит и жрет, причмокивая. И только сок стекает по подбородку. А придет однажды Иван-царевич, расколдует поцелуем – хуяк, а у Василисы ног-то и нету! Здравствуй, Ваня! Детская психика от такого ломается, как хворост. Неа, не наши методы. Только во Франции, только уже приготовленных, оставляя черную работу другим. Остальное время смирять в себе огонь чревоугодия.

Как истинные дворяне-аристократы возвращались с чувством легкого голода. На лодке откупорили вторую бутылку Гленфиддича и снова достали сигары. Только выпили и закурили, что тут началось! Со всех сторон давай орать жабы и лягушки. Такой яростный хор давали, что явно не спроста. Как будто они с одной стороны оплакивали своих родичей, безвременно погибших и похороненных в наших желудках, а с другой яростно укоряли нас в их смерти. Думали, щас в атаку пойдут. Гигантскими прыжками. Помню, фильм какой-то был, там в конце лягушки с неба падали. Только они не падали, а высоко и далеко прыгали. Смерть приходит с неба. Так и тут. Есть подозрение, что вокруг еще и улитки орали, только их не слышно.

Но второй вечер на лодке я вообще полностью проникся. Сидеть вот так вдали вообще от цивилизации. Ни телевизора, ни интернета, ни политики. Река, небо, виски в стакане, сигара в руке. Все эти восточные медитации придумали нищие тибетские монахи, просто потому что ничего из перечисленного у них не было. А снабди в свое время Будду 18-летним односолодовым, да кубинской сигаркой, думается, отдельные буддистские практики выглядели бы несколько иначе.