?

Log in

No account? Create an account

Апрель, 2, 2010

Часть IV: Animal House

Часть I: Coming to America
Часть II: Red Dawn
Часть III: Barfly

Через две недели после приезда нас, как и было предсказано, переселили в новое общежитие Tinsley Hall. Аннушке Слободчикофф пришла в голову светлая мысль – селить нас не друг с другом, а с иностранцами (в основном американцами), чтобы мы сильнее погрузились в культуру и ближе познакомились с обычаями аборигенов. Мы сильно не сопротивлялись, но пути-дорожки разошлись. Кому достался крупный жемчуг, а кому и жидкие щи.


Леху поселили с Йеном Дэвидсоном. Йен был здоровенный голубоглазый 20-летний блондин. Он сразу всем внушал чувство симпатии, и мы с ним быстро и крепко подружились. Курить он уже умел, поэтому научили пить. И во время одного из уроков выяснили страшную вещь – Йен был девственником. Last American Virgin. Эта мысль просто не укладывалась в голове, ворочаясь там и громко сопя. Чувак, которому мы внешне в подметки не годились, который по всем здравым прикидкам, уже должен был выйти на вторую сотню, еще только мечтал и грезил. С присущим нам пылом взялись исправлять ситуацию. Поскольку мы тут сами мало кого знали, а те, кого знали, на роль сексуальных партнеров, подходили не очень. По причине, что столько не выпить. Помог знакомый японец – Токаши. Он подогнал пару весьма симпатичных соотечественниц, с которым мы Йена и познакомили. В следующие выходные мы отъезжали в индейскую резервацию с целью знакомстава с туземными формами жизни, перед чем заставили Йена назначить свидание, накидали ему короткий список актуальных советов, построенных по принципу старого доброго Бейсика «IF… NOT, IF… THEN», взяли с него честное бойскаутское и с легкой душой отчалили. Вернувшись спутся пару дней, мы всей толпой, не снимая мокасин, плащ-палаток и со скальпами на шеях, распугивая нервных соседей, кинулись узнавать, как там дела. Все было напрсано. Йен, следуя нашим заветам, абсолютно верно разыграл дебют, который включал выезд в сосновый лес на пикник, одеяло на мягкой траве, романтический разговор на пиджин-инглишь. И в самый интересный момент, который наступил сразу после окончания списка советов, потому что дальше и так все ясно, Йен обнаружил, что у его первой любви нулевой размер. Т.е. это позже понял, что размер нулевой, а тогда у него была первая и едниственная мысль – Наебали, демоны! Трансексуала подсунули! И дальше было строго полшестого. Вот он жуткий оскал политкорректности и тяжелое наследие Сексуальной революции. Насрали человеку в голову, чуть всю жизнь не поломав. Дальше его воспитывать у нас времени не было, потому мы до отъезда просто постарались вернуть человеку уверенность в себе, что вполне получилось. По агентурным сведениям, после нашего убытия back in USSR, Йена стали постоянно видеть в разных барах в компании горячих девушек.
Остальные концессионерыСвернуть )

Метки: