?

Log in

No account? Create an account

Март, 29, 2010

Когда ебнуло в Печатниках, на Автозаводской, Рижской, всерьез причастность власти к этому обсуждали только совсем уж плохие маргиналы. Сейчас число таковых вырастет В РАЗЫ. Все большее число людей тупо не верит власти, боится ее и ожидает чего угодно. Более того, даже в аргументах тех, кто сейчас уже защищает власть, сквозит «да зачем им?». Т.е. даже они легко и непринужденно в целом признают, что власть на это способна, и если она не взрывает нас, то только потому, что ей это не особо и надо, а не потому, что творить такое – это нечто немыслимое, за гранью.

Т.е. что власть гипотетически может организовать теракт против собственного народа, готовы признать почти все. Просто одни уверены, что она это сделала, а вторые не уверены. Пока. Но повторюсь – первых будет в несколько раз больше, чем раньше. Т.е. за последние 6 лет разрыв между «ними» и «нами», и так не маленький, увеличился настолько, что те, что наверху, уже даже перестали восприниматься людьми. Некая аморфная, злобная, жадная масса.

Сейчас все будут очень пристально следить за любыми действиями властей. Любое «закручивание гаек», реальное или мнимое, укрепит первую группу в своем мнении и привлечет в ее число новых сторонников. Поэтому самое глупое, что можно сделать, как мне кажется, это выйти с очередными инициативами по гайкам. Ждать, ждать, ждать. Да, телеобращение, уверенное и быстрое, было бы очень кстати. Потом снова ждать, пока ситуация не прояснится.

ЗЫ. Сам я в причастность ФСБ не верю. Но даже у меня «осадок остался».

Некоторые впечатления

В метро народу вечером было меньше чем обычно, навскидку – процентов на 30. Чувствовалось определенное напряжение – народ больше и внимательнее смотрел по сторонам. Милиции было больше. В основном за счет внутренних войск. Все центральные станции, особенно, там где пересадки, забиты молодыми чебурашками с дубинками в пол их роста и противогазами в сумках. Человек по 20 на станцию. Стоят, радостно общаются друг с другом. Я до конца не понял смысла их присутствия, поскольку покоя на душе такая картина не добавляет. На станциях за пределами кольца все как обычно – по 1-2 милиционера. Хотя где-нибудь в Печатниках народу в час пик бывает не меньше чем на Лубянке. Собак не наблюдал вообще. Мобильная связь везде прекрасно работает.

Добравшись домой, посмотрел телевизор, чего в повседневной жизни не делаю. Познавательно. По 1-ому показывали кадры с Ю-Тьюб и еще какого-то сайта плюс фотографии. Профессионалы выского полета, настоящие телевизионщики. Собственные съемки – только комментирующих происходящее чиновников. Ну и таксистов по сложившейся за день традиции заклеймили.

Президент уже два раза обратился к народу – первый раз в лице лучших его представителей (Лужков, Шойгу и пр), второй – спустя 12 часов (!) после теракта, на выходе из метро в компании все того же вездесущего Лужкова. Оба раза говорил не очень внятно, сбиваясь на ситуацию на транспорте, государственный подход и еще какую-то лажу. Ага, именно это мы и хотели услышать. На протокольной съемке отчетливо косил вниз на бумажку, в камеру и на подчиненных смотреть избегал. Появилось ощущение, что у него даже костюм на пару размеров больше положенного.

Путин комментировал из Красноярска. Четче, жестче, агрессивнее. В камеру смотрел. Сильно напомнил мне интонациями и прочим моего тренера по кикбоксу. Лучше всех по произошедшему высказался Кадыров, но его по телевизору не показали.

Есть мнение, через два года президент будет другой.