?

Log in

No account? Create an account

Февраль, 13, 2010

Часть 1: Coming to America

Хорошие люди после смерти попадают в США, а плохие – в Сомали.

Вызвал нас как-то папа, декан, значит. Как сейчас помню, 2 апреля 1993 года дело было. Шли с опаской. Как бы объяснить… Когда в аудиторию во время пары заглядывала его секретарша и говорила «на перерыве в деканат», мы обычно сразу в окна сигали и уходили заснеженными дворами, прыгая по сугробам, как лоси, высоко задирая ноги. Ибо такая просьба с вероятностью в 99% означала – хотят запрячь что-то таскать. Что-то тяжелое.

Но окна еще с зимы были заклеены, этаж четвертый, потому ничего не оставалось, как проследовать. За столом уже сидели сам папа, мама (завкафедрой), три пожилые преподавательницы, две молодые, две студентки и Вовчик. С нами тремя (Я, Леха и Стас) стало 13 человек. Папа окинул взглядом присутствующих, особенно многозначительно посмотрел на нас троих, и сказал. «Мы тут подумали и выбрали вас для поездки в Америку». И снова выразительно посмотрел на нас. Я бы сделал невинный вид, но мне по маковке больно ударил потолок, до которого я подпрыгнул, а потом стул в жопу, на который я обратно приземлился.

Как бы поточнее выразиться. Это вот сейчас все ездят, куда хотят и куда попало. Европы исколесили, от Турции с Египтом носы воротят, Америку осваивают Южную. А в начале 90-ых, по родине и то было не сильно поездить – тупо денег нет, а заграница превратилась в нечто этакое, абстрактное. При средней зарплате по стране порядка 25 долларов. Ну, в общем мы знали точно: хорошие люди после смерти попадают в США, а плохие – в Сомали. Но и туда и туда точно не в этой жизни.

У Барнаула был город побратим в США. Флагстафф, что в Аризоне. А мы были соответственно его город посестрим, потому что Sister-city. Там и на уровне мэров были уже какие-то контакты. А иняз наш наладил обмен студентами с Университетом Северной Аризоны. Наши на месяц – туда, ихние – сюда. За свой счет. Проживание – в семьях, что понятно лотерея.

Ехали мы по программе USIA. Это был такой филиал ЦРУ, занимался формирование положительного имиджа США в глазах остального мира. Мы были совсем не против, чтобы среди нас провели разъяснительную работу о выгодах капитализма и демократии, раз за счет принимающей стороны. Короче под наш приезд выдали грант. Авиабилеты. Проживание в общежитии. Оплата обучения. Питание в столовых, карманные деньги! В общем, коммунизм, каким он и представлялся, только пришедший с довольно неожиданной стороны. А главное – не один, а три месяца!!!! Ни до ни после такой лафы не было.

Грант был выдан на 10 студентов + 1 преподаватель. Со старшей все было понятно. 10 студентов представляли из себя еще двух преподавательниц около 50-ти, и двух совсем молодых, которые могли сойти за студенток. Студентов было шесть. Вовчик – человек-отличник. Выбился из райцентра исключительно благодаря уму и амбициям, которые его и сгубили. Мечтал стать президентом. Поняв, что против Ельцина ему ловить нечего, вернулся в родную деревню школьным учителем. Две девочки-отличницы. По приезду в Штаты ушли в глухое подполье, состоявшее из учебников, библиотек и аудиторий. На глаза попадали редко, в истории – никогда. И трое нас – хорошистов. Т.е. отличники на факультете еще были. Но, как рассудили мы, а видимо раньше и Папа с Мамой, - надо же кому и страну представлять в положительном свете. Чтобы люди знали, что русские – это не только отличники-задроты, но и вполне себе обаятельные распиздяи. В пользу данной теории говорят многозначительные взгляды Папы. Он даже не пытался увестить нас вести себя хорошо, он просил только одного – чтобы мы потом на Родину вернулись.

И вот в середине мая собрали вещички, попрощались с родными и погрузились в паровоз. С собой взяли полупустые чемоданы (оставив побольше места под награбленное) и по две бутылки водки, поскольку тогда можно было провозить через таможню ровно столько. Через 2 дня и 3 ночи выгрузились в столице, купили еще по две бутылки, потому что предыдущие куда-то пропали, и стали искать Шереметьево. Ворота Родины - 2 произвело на нас очень большое впечатление. Мы на них тоже, лично я – на таможенника, когда подал ему декларацию, в которой честно указал вывозимую мной из страны сумму в валюте – 17 долларов. Он аж припух. Но справки о происхождении таких деньжищ требовать не стал и не отобрал, за что спасибо.

Летели через Париж самолетом «Аир-Франс». Первый раз в жизни увидел мужика-стюардессу, только позже узнал для него специальное слово «стюард». Публика в самолете подобралась своеобразная. Мы – студенты, дети какие-то группой, народ по делам. Еще летела группа инвалидов во Францию (!) на лечение. Инвалиды через проход от нас тихо достали бутылку водки купленную в дьютике и украдкой ее пили. Хотя спиртное вообще-то было бесплатное. Но так оно привычнее. А то попросишь – а тебе не дадут. Унижение. Ибо как это – накат и бесплатно? Всем нормальным людям ведь было ясно – такого просто не бывает. Даже нам после наступления коммунизма такое никогда не обещали, потому что это уже совсем что-то завиральное было, а тут жутко оскаденные капиталисты водки нам нальют. В самолете – ага щас…

Перебедовали в аэропорту Де Голля часика четыре и выдвинулись на Детройт. Тут уже летели совсем шикарно. Макдоннел Дуглас – девять мест в ряду. До потолка не достать. Два салона, в каждом по большому телевизору! Музыка в ручке кресал. Напитки! И не то кисловатое вино, что предлагали жадные лягушатники, а реальный выбор. Но об этом позже. А щас я вам такое скажу – вы заплачете.

Весь второй салон, т.е. полсамолета, был для курящих!

В первом народ сидел плотно, рядками, а второй был заполнен на четверть. Мы с Лехой расположились богато, по два места на рыло рядом с окошком. Закурили самокрутки из дьютишного развесного табачка и стали с интересом смотреть на жизнь. А тут еще стюардесса шла по проходу и закрывала полки. А одна не закрывалась, потому что туда сумка была запихнута сильно большая. Что интересно – сидят здоровые лбы, американцы всякие с французами вперемешку и смотрят мимо. Типа их это не касается. А красивая девушка с ногами от шеи пыхтит и давит дверцу, вытянувшись в струнку. Ну я сразу подскочил – говорю, дескать, позвольте, и закрыл. Она мне так ласково улыбнулась и пошла дальше. Я конечно не стал портить момент пошлой правдой, что то была наша сумка – всей группы, мы в ней сувениры везли для аборигенов, ложки деревянные, бальзам горный и всякую хрень народных промыслов.

А когда отлетели, нам раз пронесли пивко, потом покормили и еще пронесли – уже вискарик. Потом Леха разжился, а потом говорит – Николаич, твоя очередь. Я пошел в хвост к стюардессам, так и так, говорю: выпить бы. А тут та самая. Узнала! Она мне сразу дала две бутылочки, потом смотрит - я парень не маленький – хоп еще две. Говорит - стакашков? А запить не надо? Возвращался как Дед Мороз. «Делай добро и бросай его в воду, оно к тебе вернется»

Так долетели до Детройта. Это уже территория США. Получили багаж и на паспортный контроль, который же и таможня. За стеклом стоял огромный толстый негр, у которого на боку висел огромный толстый револьвер, не менее чем 44 калибра. Негр грозно на меня посмотрел и спрашивает человеческим голосом – оружие и наркотики есть? Я честно ответил, что нету. Негр говорит «Проходи!». Я прошел. Тут я понял, что мне в Америке скорее всего понравится.

Продолжение следует…

Метки: