?

Log in

No account? Create an account

Январь, 18, 2010

Педагогическая поэма

Срач вокруг сериала «Школа», который я не смотрел, но естественно осуждаю, заставил и меня вспомнить бурную педагогическую молодость. Опыт мой не обширен: две смены в лагере (от моторного завода с соответствующим контингентом) да две четверти в школе. Где вел параллельно класс для продвинутых детей и для трудных подростков. Я не знаю, как там сейчас дела обстоят в детских лагерях, но сильно подозреваю, что если что-то и изменилось, то очень не многое. А потому мой опыт, пускай и давний, все еще актуален.

Дисклеймер: вся классическая педагогическая литература сегодня - бесполезная макулатура. Единственный, кто может вам помочь, если не конкретным советом, то пускай общим направлением движения мысли – Макаренко. Он имел дело с малолетними преступниками и только его опыт считается.

У вожатого есть два главных правила:
Правило первое – сдать такое же количество пионеров, какое получил в начале смены.
Можно слегка поюзаных, но не без сильных повреждений.
Правило второе – не сойти с ума.

Все остальное подчиняется этим двум правилам. Все вытекает из них. Если что-то одному из правил противоречит – оно вредно, если выходит за рамки – бесполезно.

Вожатый должен сразу и полностью осознать: дети – не цветы жизни, не ути-пуси, не «наше будущее». Дети – это зверье. Еще не взрослые особи, так – звереныши, но уже с зубами. Главная их цель в жизни – причинить вред вам, себе, окружающим, личному и казенному имуществу. Вам нужно защищать все перечисленное причем именно в указанном порядке.

Вожатый не должен пытаться стать детям другом. Панибратство до добра не доводит. Очень неплохо, если они вас уважают и даже немножко любят. Но! Внутри у них должен сидеть Страх Божий. Если этого страха нет, надо его в них поселить. Хорошо работает профилактика. Раз в два-три дня мы с моим другом Стасом заходили в домик с обоих сторон (было два выхода), держа в руках мокрые, завязанные узлом полотенца. И легонько проходились этими полотенцами по пионерам. «За что» – спросите вы? Вот и пионеры спрашивали. На что мы резонно отвечали, что «Было бы «за что», вообще убили бы нафиг».

Еще хорошо идет прием моего учителя физкультуры. Нужно встать к пионеру вплотную, нависая над ним, вынуждая его задирать голову, и говорить так злобно с придыханием. Просто потрясающе работает! Причем, что именно говорить при этом – уже не так важно.

Очень хорошо работает прием, почерпнутый мной от моей классной руководительницы. Называется «Почему ты?». Я о нем уже рассказывал.

Вожатый должен максимально быстро заработать авторитет. Это не так сложно. Подойдет любое реальное «пацанское» умение. Хорошо идет игра на гитаре, очень хорошо футбол. Если вы можете ударить человека ногой в голову – это вообще работает просто изумительно.

Вожатый должен уметь оптимизировать усилия, направленные на поддержание дисциплины. Сами вы за 20-ю пацанами не уследите, как ни старайся. Я делал так – в первый же день выделил трех хулиганов, которые явно знали друг друга ранее. Провел с ними разъяснительную беседу про высокую честь и оказанное доверие. Слегка надавил на совесть, слегка – на гордость. Далее поддержанием порядка занимались уже они. А я приглядывал только за этими тремя, что в семь раз легче чем за 20-ю.

Дети являются таковыми примерно до 10 лет, иногда до 11-ти. Где-то в районе 12-го дня рождения происходит изумительная трансформация, когда гусеница превращается в личинку прикольный пацан в хардкорного уебана. У меня оба раза были отряды по 11 лет. В этом возрасте они еще управляемы. У моего друга были 12-летки. Это уже такое локальное бедствие. Из 20 человек матерились 19, не курили – трое. После родительского дня мы на крыше домика обнаружили две банки браги, заведенной на привезенных родителями варенье и фруктах. Менделеевы недоделанные.

13-14 лет – это уже все. Там правила меняются местами, второе становится первым. Выжить самому. Когда полуголые девки лезут ночью через железный забор к знакомым и незнакомым парням из соседней деревни – Боржоми пить поздно.

Вожатый должен уметь очень быстро соображать. Потому что разделить ведро каши на 40 рыл – высшая математика. Это котлеты легко раскладывать, а тут либо первым достанется мало, либо последние уйдут голодными. А снять обиженного имбецильчика с сосны, куда он залез - это уже смесь продвинутого психоанализа с навыками переговорщика, освобождающего заложников.

Чистое время вожатого – это от отбоя до подъема. Всего 10 часов. Использовать их он должен с максимальной пользой. Из них первые полчаса – на усыпление (истории рулят во все времена), последние полчаса – на утренний туалет, ибо ничто так не роняет авторитет вожатого, как сидение на толчке. За оставшиеся девять часов нужно успеть не торопясь выпить, сходить на дискотеку, устроить личную жизнь и по возможности поспать.

Думаете, я нехороший гда и циничный садист? Нет! Дети меня любили несмотря на все! Я это понял где-то во второй половине смены, когда, проспав подъем и завтрак, остро желая умереть или хотя бы погасить противное солнце, я почувствовал как кто-то теребит меня за руку. Рядом стояли мои «хулиганы» и еще пара пионеров, которые принесли мне из столовой два (ДВА!) стакана компота. Они понимали, что есть я сейчас не смогу, а попить – вполне. Они протянули мне стаканы и сказали «**** Николаевич, попейте!» И я полюбил их в тот момент всей душой, и весь отряд полюбил, и всех детей на Земле. А после обеда мне стало получше, и мы со Стасом зашли в домик с двух сторон, лаково покачивая связанными узлом мокрыми полотенцами. Так как личное не должно мешать работе…

ЗЫ. Почти все перечисленные приемы прекрасно работают и в трудовом коллективе.