December 20th, 2009

Люберецкая Сара Коннор

До того, как я стал потомственным москвичом, я был коренным Любером. Года три. Жили мы в обычной пятиэтажной кирпичной хрущевке. Жили на пятом этаже, а на четвертом жила бабушка. Иногда эта бабушка выбиралась гулять. С собачками. Собачек было штук пять. Рациональное обоснование для такого количества собак на одну бабушку мы придумать смогли только одно, а потому ласково называли (за глаза) бабулю Сара Коннор. А еще у Сары жили кошки. Гулять она их не выводила, но с нашего балкона был хорошо виден ее, а на нем грелись еще 3-4 кошки. Естественным следствием такого зоопарка был запах. Да нет, не так – ВОНЬ! ВО-НИ-ЩА!!! Стоило бабушке на пару секунд приоткрыть дверь в подъезд – все, пилять, вешалка. Бухенвальд помноженный на Освенцим. Глаза резало, и кожа с лица слазила. Кумар часа на полтора. Зато живая – так и не нашли ее Терминаторы. Или подобраться не могли – чипы еще на подходе горели и гидравлику клинило. Что характерно, по одной такой Саре живет почти в каждом доме. А если вам пока повезло – приглядывайтесь к тем, которые особо добрые. Кошечек и собачек у подъезда подкармливают, голубям семечки сыплют. Вот эти добренькие - они, сцуко, самые опасные. В один прекрасный момент такой божий одуванчик легко превращается в ходячий уголок Дурова. Это я к тому, что тут одна соседка как-то слишком активно начала привечать животинок. Жди беды.