November 18th, 2009

Как я учил английский - продолжение

В первой части было, что касается того, КАК учили. Теперь на чем.

Мы начинали с упомянутых учебников и адаптированных народных сказок.

А потом я записался в библиотеку. Жил я в Городке (типа дальний пригород), а библиотека была в центре города, и ехать в нее нужно было в неотапливаемом дизельном автобусе, когда на улице под минус 30, а потом еще топать 2 километра. Начали с адаптированных Моэма и Хейли, но те подозрительно быстро кончились. А про Алису написано только две книжки. А О’Генри на английском очень сильно отличался от себя самого на русском – и было нихрена не понятно. Читали газету британских коммунистов Морнинг Стар и «Московские новости» на английском. В какой-то момент я даже с грустью вспомнил Шрайбикуса и добрых ГДР-овских писателей.

Оригинальную речь слушали ночью на коротких волнах на ББС и Голосе Америке. Для учебных целей был приобретен приемник «Океан», который был хороший и нашел мне радиостанцию для американских солдат, служивших в Азии. Станция круглосуточно гнала рок-музыку и быстро заборола и Голос Америки и БиБиСи. Учебные цели накрылись, зато стал формироваться музыкальный вкус.

А еще я сдал немецкий в 7 классе за 10 лет, чтобы больше не тратить на него времени и спокойно сосредоточиться на английском. А в десятом сдал и английский, ни разу в жизни не побывав ни на едином школьном уроке по нему. Оба языка в аттестат влазили плохо, поэтому у меня в месте, где должен быть один язык, мелким подчерком засунуто два.

А потом я поступил на иняз нашего города. На экзаменах мы конкурировали с выпускниками единственной в городе школы с английским уклоном номер 22. Училось там много детей мохнатых родителей, по жизни расслабленных, и мы просто порвали их на японский крест. Тех из них, кто все же поступил, мы рвали уже потом в процессе учебы – на любых экзаменах и тестах, в любых дискуссиях.

Два первых курса я ничего нового практически на узнавал, а это был один из лучших вузов в стране! Продолжал тупо по инерции заучивать новые слова, слегка шлифовал грамматику. Сосредоточился только на произношении, которое оставляло желать лучшего, поскольку наш старичок, говоривший на английском, немецком и французском, на всех трех говорил с одинаковым русским акцентом. Произношение у меня , кстати, до сих пор хреноватое. И только на третьем курсе, когда мне «мама» (завкафедрой, принявшая нашу группу), Любовь Александровна, поставила за полугодие «четыре», я напрягся. Спросил – а собственно какого...? Я же все делаю! На что она мне ответила – делаешь… но не стараешься. Можешь лучше, я вижу. Пришлось чуть напрячься. Но даже эти старания были ничто по сравнению с начальным периодом.

Иняз находился в городе, и ехать туда нужно было как раньше в библиотеку, т.е. минус 30 градусов и кругом степь, но если в библиотеку хотя бы днем и при свете, то в институт к восьми утра, и когда темно. А к восьми утра ездило много людей – все студенты, плюс рабочие с заводов, плюс служащие. А автобус был раз в 40 минут, а иногда он не приходил, и по часу приходилось ждать на остановке следующего, потом еще час в неотапливаемом салоне, потом традиционные 5 километров, а ноги у меня согревались только к концу последней пары, и уже надо было ехать обратно.

А потом я ехал домой, делал домашнее задание, возвращался в город на тренировку, а потом снова домой, в полночь ложился, в 6 утра вставал, и всегда кругом была зима! И темно. И пурга. И учеба 6 дней в неделю.

А потом выяснилось, что по-английски писало много народу, но у нас публикуют не всех. И что Моэм и Хейли - это еще слава богу. Но когда они закончились, то мы перешли к Голсуорси. А как вам, что я всю «Сагу о Форсайтах» в оригинале одолел? А «Сестру Керри» Драйзера, а «Холодный дом» Диккенса? И это еще терпимо. А еще был мудак Стерн со своим «Сентиментальным путешествием». А Джойс – это вообще пиздец, холодный пот и кошмары по ночам. Ту же «Сагу» читали с третьего по пятый курс включительно. Нам все Форсайты и особенно Сомс уже как родные стали, ближе рабыни Изауры, Штирлица и собственных родителей вместе взятых.

Но железный занавес к тому времени слегонца обветшал, и ЦРУ наконец смогло массово засылать к нам подрывную литературу. Мягкие обложки Тони Хиллермана, Тома Клэнси, Джона Гришема, Клэвелла – это как Христос по душе босяком. А Кинг… О! Кинг – это перевернувшийся за углом грузовик с пряниками. Поэтому каждая новая книга была праздником на нашей улице. За ней занимали очередь, а потом передавали из поколения в поколение, с курса на курс.

А потом стали широкодоступны магнитофоны. Тексты песен снимали самостоятельно с кассетников– насмерть задрачивая кнопки. А кассет у каждого было понемножку, а чтобы им поменяться, надо было идти в гости, ну дальше вы в курсе…

А сейчас! Какие корпуса вам понастроили. Какие клумбы разбили. Вы, нынешние обучающиеся, просто не понимаете своего счастья. Тут вам Лингва, которая переводит прямо из файла, тут и он-лайн переводчики, которые пусть и криво, но переведут веб-страницу. Любое кино есть в оригинале + к нему и английские и русские субтитры. Для любой песни на раз находится текстовка. Блин, а главное, что угодно есть – вообще все писатели, весь золотой фонд кино от Хичкока до братьев Уэйнс, ТВ – от «Рима» до «Вавилона-5». Комиксы! Все газеты и журналы со всего мира. Программы, помогающие запомнить слова, которые еще и проверят ваше произношение. Интернет-радиостанции. Вся музыка в одном клике. И ВСЕ ЭТО ПРЯМО ИЗ ДОМА, ГДЕ СВЕТЛО И +22!

А вокруг, как я гляжу, сплошь упор на то, чтобы занятия были интересные. И все хотят, чтобы с упором на общение. Чтобы игровой момент присутствовал. Чтобы под любой вкус и уровень. Да. Хотелось бы, чтобы учиться было в том числе и интересно! А я вам скажу, как ретроград и реакционер. Интересно и эффективно – очень часто суть антонимы. Уметь объясниться – не значит знать язык. Снятие коммуникативных барьеров не может быть целью. В Египте или Турции были? Там любой торговец давно снял все коммуникативные барьеры и объясняется со всеми на дикой смеси англо-русско-арабского. Да, можно за пару-тройку месяцев научиться коряво сообщать окружающим о своих желаниях. Но нельзя на этом останавливаться! Любые курсы-шмурсы – всего лишь получение «базы». Дальше сами. Грамматика, чтение, слушание, письмо. И главное учить, учить и еще раз учить слова. Каждый день! К-А-Ж-Д-Ы-Й.

Дети, вы хозяева лагеря!!! А от вас ведь и требуется только одно. Что от вас требуется? Вьябывать Пахать!!!! Как Папы-Карло. И все получится…

Окончание.