November 10th, 2009

Я и Брежнев

Чего-то вот ни с того ни с сего вспомнилось. Идем мы днем в школу. Почем днем? Уже не помню – то ли учились во вторую смену, то ли на продленку, а на встречу нам младший брат Димки. И говорит: Брежнев умер! Мы: да ты врешь! Ну, потому что, как это Брежнев и вдруг умер?! Брежнев - это был такой типа царь. Или даже фараон, сын богов и их представитель на земле. В силу малолетства анекдоты я про него друг другу не рассказывал, это потом уже сиськи-масиськи, новости в телевизоре не особо смотрел, потому что нафига, если и в них нет мультфильмов? Просто знал, что есть такой человек. Он командовал моей страной еще задолго до моего рождения, и будет командовать уже после моей смерти. А тут вдруг умер. Так не бывает. Пришел домой, включил радио и телевизор – точно умер. Было даже грустно.

А на специальной стене в школе висели фотографии, как Брежнев посещает наш Городок. И там с ним рядом стоят родители моих одноклассников. Это Брежнев реально существовал и ходил буквально по тому же асфальту, по которому я сейчас хожу. И я мог пожать руку Наташкиного отца, которая до того пожимала руку Брежнева, и которую он с тех пор не мыл. По фотографиям было видно, что Брежнев дядька явно хороший и веселый. И все вокруг него веселые. И если бы моя мама работала не в городе, а тут же в Городке, она бы тоже была на этих фотографиях с Брежневым, а может быть, даже меня бы на руках принесла и постаралась всунуть в кадр. А Брежнев бы поцеловал меня пухлого и орущего в попу, а потом бы подарил мне швейцарские часы. А потом бы я заходил с этой фотографией, где мы вместе с Леонидом Ильичем (он в рубашке с короткими рукавами и галстуке, а я с голой жопой, но при часах), в большие кабинеты, стал бы директором нашего клуба и организовал бы группу «Нежный июнь», в которой бы пели дети из полных семей, с которыми я познакомился в нашем хоре. Хор был большой – нам бы не на три состава, а на тридцать бы хватило. И они бы все ездили по стране и заработали кучу денег. И я бы стал самым молодым и даже еще не совершеннолетним миллионером в СССР.

Но моя мама работала в городе, с Брежневым разминулась, и я остался без часов, миллиона и даже без поцелуя. А тут он еще и умер.

В состоянии легкой грусти я пребывал до следующего утра, когда в школе нам сказали, что объявлен траур, и уроков три (!) дня не будет. Если они таким шагом хотели подчеркнуть тяжесть утраты, постигшей страну, то они не очень умные люди. Потому что дети – они не чуткие нифига, и в будущем на фотографию каждого нового генсека мы смотрели уже донельзя меркантильно, оценивающе смотрели – сколько он протянет. Андропов выглядел крепко и бодро, а по Черненко сразу было ясно – не жилец. Но трехдневного траура больше ни по кому не объявляли. Не успели заслужить.

Радость от внезапных каникул тоже длилась не шибко долго, потому что в первый же рабочий день к нам в класс пришел папа нашей одноклассницы со скорбным лицом и рассказал, что нас всех постигла тяжелая утрата (мы неискренне кивали головами – в курсе уже, да), и что наш просто Городок теперь хотят переименовать в Городок имени Брежнева. Типа что мы за это думаем. Пацаны были не против, об чем ему и сообщили. Хорошо, продолжил папа одноклассницы, но вы же понимаете, что это накладывает на нас всех определенные обязательства… Мы насторожились. Вам тогда придется еще лучше учиться, вести себя приличнее, соблюдать дисциплину и все такое прочее. Мы сурово молчали с каменными лицами. Потому что, что значит еще лучше и приличнее? Уже, пилять, и так на пределе. Папа одноклассницы довольный ушел.

А Городок так и не переименовали. Видимо, он такую же телегу задвигал и взрослым – про вести себя приличнее, меньше пить и материться, больше работать. А те были не такие сдержанные, как мы, и могли и прямо нахуй послать. Простой народ-то жил.

UPD от 11 ноября.
Нихрена себе! Так это вчера как раз была годовщина смерти! Гадом буду - не знал, когда писал! Вот и не верь после этого в ноосферу...

  • Current Music
    Kris Kristofferson - Me and Bobby McGee
  • Tags