November 1st, 2009

Моя жизнь в театре

Отношения мои с Театром не очень сложились.

Читаешь, бывает, про новаторские постановки, хороших актеров, гениальных режиссеров, и думаешь – а давай-ка сходим. Достаю из шкафа чехол, из чехла – Костюм, Галстук и Рубашку, из коробки – Ботинки. Жена принаряжается, и с достоинством так, под ручку отправляемся. А уже после первого действия, под покровом антракта вырываемся на свежий воздух. То нудь какая, то «Амадей» с юмором в стиле Евгения Вагановича, то еще что. Или вот был случай – захотели сходить на «Трехгрошовую оперу» в «Сатирикон», пошел – купил билеты – и только накануне выезда обнаружил, что билеты в «Театр Сатиры». Ну, кто знал, что там тоже идет? И названия похожие. В общем, уже больше двух лет как завязал, раз такое дело, решил спокойно помереть дураком. Но вот почему так?!

Я думаю, Театр мне просто мстит. За 90-ые годы.

Когда я был еще маленький, и еще не стал потомственным москвичом, я учился в Университете родного города. И где-то курсе так на четвертом мы открыли для себя Театр! Краевой драматический, имени Василия Макарыча. И где-то за два последних курса мы прошли по всему репертуару буквально ковровой бомбардировкой.

Театр, честно скажу, был средненький. Реально хороших постановок было штуки полторы. Но в театре был Буфет! А поскольку зал был обычно полон, дай бог, на четверть то и выйти в этот буфет можно было тихо и не заметно, не мешая остальным любителям прекрасного. В буфете наливали коньяк, водку и другие вкусные и полезные напитки. Делали прекрасные бутерброды. А главное – водку не палили и держали настолько гуманные цены, что даже с учетом расходов на билет поход в буфет крыл любое кафе как Шекспир Шатрова. При этом кругом культура, люди приличные, хрусталь с гранитом, ковры. В греческом зале, в греческом зале. Да и мы вели себя прилично. Интересный спектакль – буфет посещаем только до, после и в антракте. Не интересный – бывало, выйдем и во время действия. Пока один раз не увлеклись.

Постановка выдалась просто на редкость талантливая – смотреть было физически невозможно. Что-то по Островскому. И мы в буфете подзависли. Было нас пятеро. Театралов.

Театралы номер 1 и 2 добрались до общаги, которая была назначена местом продолжения банкета, без происшествий. Правда, пусть вместо положенных 15 минут занял у них часа полтора, и как именно пролегал, они ответить затрудняются.

Театрал номер 3 зачем-то сел в автобус. Поскольку на улице была обычная зима, градусов на 20, в тепле его сразу разморило, и он прикемарил. Проснулся в автобусном парке. Дело привычное – не в первой. Он вообще шустро соображал. Направился к дверям, которые на счастье были открыты, и смело шагнул вперед. И тут земля в буквальном смысле слова ушла у него из-под ног. Догнал он ее в полутора метрах ниже положенного уровня – автобус загнали на эстакаду. Был бы трезвый – убился бы или сломал ногу, а так отделался легким испугом.

Театрал номер 4, а именно – Я, тоже пошел в общагу, но умудрился заблудиться посреди насквозь родного города. Обнаружил я себя на улице многоэтажек. Вычислил, которая из них должна быть общагой и направился к ней. Дом было обычный – жилой. Шустро проскользнув внутрь, похвалил себя за ловкость, с которой прорвался мимо занудной бабки на вахте (даже не заметив, что не было ни бабки, ни вахты), поднялся на четвертый шаг, уверенно нашел нужные секцию и комнату и начал туда настойчиво стучаться. Очень удивился раздавшемуся из-за двери чужому голосу, с некоторыми угрозой и удивлением уверившему меня, что никакого Лехи тут не проживает. Тут я внимательнее огляделся вокруг, и пришло страшное подозрение, что я несколько не прав. На улице было темно и холодно, куда идти, я тупо не знал, поэтому присел на ступеньку собраться с мыслями. Через пару часов вышел таки на улицу и, руководствуясь древним инстинктом, которым кошки и собаки всегда находят путь домой, плюс ориентируясь на звезды буквально за 10 минут безошибочно вышел к пункту назначения, где меня уже ждали 3 предыдущих любителя прекрасного. А минут через 20 объявился и последний.

С ним случилась самая дикая история. Когда он пришел в себя, над ним расстилалось самое яркое в его жизни звездное небо, под его ногами раскинулся как на ладони сверкающий огнями город. Полюбовавшись на такую красоту минут несколько, он задался логическим вопрос, а собственно идея нахожусь. Ноги стояли на тонких трубках, руки сжимали толстую железную трубу. Была это елка на самой главной площади. Не настоящая – а такая железная со специальными подставками для живых прутьев. Здоровая сволочь – метро 10, а то и все 15. Как он туда залез, а главное – зачем? Ответа нет до сих пор.

С той поры в театр мы несколько лет ходить перестали. Опасное это дело – культура. А потом забыли и простили, а Театр нас, похоже, не простил. И до сих вот так гадит по мелочам. Приходится ходить в кино да на концерты. 
  • Current Music
    Meat Loaf - Midnight At The Lost And Found
  • Tags