nikolaitsch (nikolaitsch) wrote,
nikolaitsch
nikolaitsch

Categories:

Ограбление по

Я тут смотрю в интернетах активно обсуждают кражу картины Ван Гога в Египте. Причем ладно бы "Подсолнухи" стырили, а то "Маки" какие-то. Сердобольные люди бьются в истериках так, будто картину сняли у них лично со стены, будто украли не картину, а минимум мумию самого Ван Гога. Вместе с ушами. Или святые мощи (а конкретно - ухо), прикоснувшись к которым глухие начинали слышать, слепые – видеть, а хромые становились горбатыми.

Нет, это была просто картина, которую конечно жалко. Но давайте начистоту, многие из вас поехали бы в Каир (!) с целью посетить изобразительный музей? А представьте, что украли не одну картину, и не десять, и даже не 100. И не только Ван Гога, но еще Гогена, Ренуара, Мане, Моне и Пикассо. Представили? А ведь был такой случай. Не слышали? Тогда садитесь поудобнее, я вам расскажу.

Сподвижники, знаете ли вы, кто такой был Альберт Барнс, и что такое фонд Барнса?

Барнс родился в 1872 году в Пенсильвании в семье мясника. Он из собственного кармана оплатил учебу в Университете, в том числе за счет участия в боксерских матчах. В 1899 году он изобрел лекарство Агригол, которое использовалось для превентивного лечения гонореи у новорожденных и уже в 35 лет стал миллионером. Классический селф-мейд мэн. В 10-ых годах Барнс серьезно увлекся искусством, особенно французским.

В 1912 в Париже он познакомился с Матиссом и Пикассо и начал покупать постимпрессионистов, которые тогда, скажем так, были не очень популярны. Например, первую картину Пикассо он купил за 100 баксов, потому что она больше никому нафиг не была нужна. На протяжении 10-ых и 20-х годов он приобрел еще несколько сотен картин.

В 1923-ом он попытался показать свою коллекцию соотечественникам, которые приняли ее не очень хорошо, назвав плохими словами, типа мазня и говно. Барнс, который и раньше не жаловал истеблишмент и традиционные музеи, тут вообще обиделся. Сказал, ладно, гомосексуалисты в плохом смысле. Я вам покажу!. И построил собственный музей, где и выставил все нажитое непосильным трудом, самолично организовав экспозицию, как он считал правильным, чередуя импрессионистов, постимпрессионистов, мебель, ковку и кучу всего вплоть до африканского искусства. В то же время она завел дружбу с Университетом Линкольна, который в то время был чуть ли не единственным и точно лучшим университетом для черных.

Доступ к коллекции Барнс ограничил – обычные посетители допускались два дня в неделю, а остальное время музей играл роль художественной школы.

Шли годы. Народ во всем мире, включая Америку, прочухал импрессионизм, слава пошла вширь, цены вверх. Тут то все и поняли, что именно находится у них под боком. Но было поздно. Барнс написал завещание (привлек к этому лучших юристов), по которому вся коллекция находится в ведении Фонда Барнса, и ни при каких условиях, ни одна картина из коллекции не может быть продана, одолжена для показа в другом музее или даже просто перемещена со своего места. В общем кормите собак, сволочи, и ничего не трогайте.

После смерти Барнса более 30 лет все шло так, как он задумал. Но постепенно его прямые ученики и последователи померли, а власть в фонде перешла к Университету Линкольна. Барнс был уверен, что черные никогда не станут частью ненавидимого им истеблишмента. Ошибся. С начала 90-ых на Фонд и коллекцию пошла планомерная атака. Сперва часть картин вообще хотели продать, потом под предлогом, что нужны бабки на ремонт и реконструкцию, 80 картин были отправлены в мировое турне на три года. Но потом решили не размениваться по мелочам и захапать всю коллекцию целиком. Началась классическая рейдерская атака, на острие которой были три «благотворительных» фонда, крупнейший из которых – PEW с активами примерно в 4 ярда.

Сперва поставили во главе Фонда нужного человека. Потом купили голоса Университета примерно за 50 миллионов, причем заплаченные из бюджета штата. Совет директоров расширили с 5 человек до 15-ти (добавив 10 «своих»). Затем последовала пиар кампания в прессе «Спасем Фонд Барнса!», поддержка политиков, потом суды. Новый Совет директоров довел фонд до финансовой ручки, тупо отказываясь от любых шагов по привлечению денег. И вот в Филадельфии уже достраивается новое здание, куда коллекция и переедет. Завещанием Барнса подтерлись, художественную школу похерили.А власть в фонде взяли потомки тех людей, которых Барнс люто ненавидел. Обычная освященная законом кража.

Что самое интересное – не потратили почти ни копейки. Университет, как я уже сказал, купили за бюджетные деньги. Строительство нового здания (100 миллионов) тоже протащили тихо через бюджет штата. Но при этом фонд PEW повернул дело так, что сам спас коллекцию и под эту песню поменял свой статус с частного на общественный, что согласно американскому законодательству, позволило ему экономить на налогах десятки если не сотни миллионов в год. Еще раз – не потратили ни цента! Наоборот наварились в полный рост. Навального на них нет.

Херня, скажите вы. Они же не продадут картины на барахолке в Измайловском парке. Может, и нет, а может, и да. Кто им помешает? Но даже без того. Только билеты в музей – десятки миллионов в год. Плюс куча сопутствующих товаров (см. «авторское право». Плюс найдут способ заставить отстегивать местный бизнес, который получает прибыль от увеличившегося потока туристов. Плюс стоять во главе одной из лучших в мире коллекций. Это престиж. Это статус. Это огромное влияние, которое очень легко конвертируется в деньги.

А теперь, чтобы чуть лучше представить, что за коллекция такая, несколько цифр. В коллекции находится более 2500 объектов, включая 800 картин. Из них: 181 картина Ренуара, 69 Сезанна, 59 Матисса. А также: Гоген, Пикассо, Эль Греко, Гойя, Эдуард Мане и Клод Моне, Ван Гог, Модильяни. И мой любимый Анри Руссо.

Это ЛУЧШАЯ в мире коллекция постимпрессионизма, какой нет ни в одном музее. По самым скромным подсчетам она стоит от 25 до 30 миллиардов. А судя по последним ценам на аукционах, скорее всего намного больше.

С другой стороны. Я вот про эту коллекцию не слышал. И картины из нее почти не видел. Если же она будет выставлена в нормальном музее, а не в маленьком доме в пригороде, такой шанс появляется. Рано или поздно ее части снова поедут по миру, а там глядишь и до Москвы доберутся. Короче, это отдельный большой вопрос. В общем, с точки зрения обычного потребителя искусства, мне это только хорошо. Но осадок остался. Вы или крест снимите или трусы наденьте. Или сами соблюдайте собственные законы или не учите других жить. Потому что на фоне такого мелкие откаты компании Даймлер – это семечки.

Прошу перепостить! Спасем Фонд Барнса от акул капитализма! Нет рейдерству!

Ну и немного картинок.

Gustave CourbetКлод МонеКлод Моне

Собственно Ван Гог

Сезан

РенуарРенаурГоген

РуссоМатисс

Subscribe

  • Беларусь, Госдеп, Сорос и методички Шарпа

    С началом событий в Белоруссии ожидаемо активизировались мудрые всезнающие камрады. Те, которые во всем видят руку Госдепа, методички Шарпа,…

  • Выше радуги

    С утра шел в магазин, все еще находясь под глубоким впечатлением от выступления Лаховой. Ну которое про разноцветные рекламные щиты и мороженое…

  • Фотография как бизнес

    В связи с завершением очередного большого этапа решил подвести некоторые итоги работы профессиональным фотографом. Может, кому-то пригодится. Писал…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 36 comments

  • Беларусь, Госдеп, Сорос и методички Шарпа

    С началом событий в Белоруссии ожидаемо активизировались мудрые всезнающие камрады. Те, которые во всем видят руку Госдепа, методички Шарпа,…

  • Выше радуги

    С утра шел в магазин, все еще находясь под глубоким впечатлением от выступления Лаховой. Ну которое про разноцветные рекламные щиты и мороженое…

  • Фотография как бизнес

    В связи с завершением очередного большого этапа решил подвести некоторые итоги работы профессиональным фотографом. Может, кому-то пригодится. Писал…